На моей Родине, в Советском Союзе, было четкое разделение между государством и народом. Любое вмешательство в политические вопросы 'снизу' расценивалось как провокация и каралось лишением свободы. Поэтому мы, поколение 80-х, полностью отвергали государственных деятелей.

Единственное, что для нас в них было ценно, это их пригодность к использованию в качестве героев анекдотов. Чего стоил только Брежнев, каждый год сам себе вручавший ордена и медали, не всегда узнававший своих соратников на трибуне и читавший свои речи по бумажке, при этом зачастую начиная не с того места. К тому же он не был злопамятным, поговаривали даже, что он коллекционировал анекдоты про себя.

Преемникам Брежнева, Андропову и Черненко, не суждено было стать объектами народного юмористического фольклора - не успели появиться первые анекдоты, как они 'откинули коньки'. Новым героем анекдотов стал Горбачев. Неверно расставляя ударения на словах, он создал себе образ деревенского провинциала. Он повторял: 'Началась новая эра'. Во всех его выступлениях было что-то плутовское. Плутовскими были и анекдоты про него: Дождь. Горбачев идет общаться с народом. Ему говорят: 'Товарищ президент, возьмите зонт'. Он отвечает: 'Спасибо, не надо, я так, между струйками'.

Но он со своей манерой на каждый вопрос давать уклончивые ответы не долго оставался у власти. Его приемник побил все рекорды по количеству анекдотов. Не проходило и недели, чтобы не появлялся новый анекдот про Ельцина: 'Ельцин пошел на рыбалку и свалился с моста', 'Ельцин так сильно хлопнул посла Китая по плечу, что тот упал', 'Ельцин отправился с государственным визитом в США, но не смог выбраться из самолета'. Все публичные выступления Ельцина настолько походили на клоунаду, что даже любящие юмор жители России устали от смеха и с облегчением встретили его преемника.

Про нового президента было известно немного, только лишь что, он раньше работал в КГБ и был разведчиком, что он молод, спортивен и скромен. Было неясно, по какому пути он поведет страну. Но было ясно одно - с насмешками теперь покончено, т.к. новый президент уж точно не походил на шута. Он и сам никогда не смеялся.

К началу эпохи Путина в народе с удовольствием посмеивались над новоиспеченными бизнесменами - 'новыми русскими'. Ходили анекдоты о том, как новые русские при приветствии протягивают не руку, а ногу, дабы все смогли увидеть золото на их обуви, как они заказывают в ювелирном магазине большое распятье, собираясь носить его на шее, и просят продавца убрать с него фигуру 'пловца', т.е. Христа. Эти анекдоты были понятны всем, все смеялись над ними, все, кроме Путина. Он не счел 'новых русских' смешными и высказался за тесное сотрудничество частного капитала с государством. Как он однажды выразился: 'Считаю до трех, кто не спрятался, я не виноват'. Когда 'новые русские' вымерли, Путин принялся за супербогачей - олигархов. Когда первый олигарх оказался за решеткой, Путин встретился с бизнес-элитой страны и произнес впечатляющую речь о продолжении сотрудничества. Бизнесмены напряглись, они хотели знать, скольким из них еще придется замаливать свои грехи. Но они не стали умнее. Путин позиционировал себя как поборник демократического строя - т.к. каждый из российских бизнесменов имел рыльце в пушку и мог в любой момент оказаться за решеткой.

Правые и левые гадали, кто же Путин на самом деле. Политологи каждую неделю заново открывали для себя его курс. Одни обвиняли его в попытках возрождения Советского Союза, другие предсказывали начало коренных реформ, призванных изменить Россию по европейским стандартам. Но прогнозы ни тех, ни других не оправдывались.

И на пятый год своего президентства Путин по-прежнему будет чужд для россиян. Они одновременно обожествляют, ненавидят и боятся его. Путину хоть и легко удается лавировать между градом террора и бедственным положением в политике, но он не годится в качестве объекта анекдотов - эта роль постоянно достается кому-нибудь из его окружения.

Путин если и смеется, то не на публике, а за закрытыми дверями, да и то, когда кто-то рассказывает какой-нибудь мрачный про чеченских террористов, вроде этого: 'Военнослужащий антитеррористического спецподразделения посылает в подарок свей бабушке в Сибирь 'пояс шахида'. Дорогая бабушка, пишет он, посылаю тебе теплую кофту, о которой ты всегда мечтала. В Москве они очень модны, они с сюрпризом. У нее есть небольшое колечко, если ты за него потянешь, я получу три дня отпуска'. И тогда президент смеется.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.