В наступающем году Киотский протокол получит статус международного договора. Для тех, кто так усиленно лоббировал его ратификацию в России, будет повод попраздновать, но для большей части земного шара праздник, наоборот, закончится. Киотский протокол мешает развитию науки и разрушает окружающую среду; он опасен для здоровья общества и для его безопасности; он останавливает экономический рост и проваливает борьбу международного сообщества с голодом и бедностью.

Протокол несостоятелен даже с чисто научной точки зрения. Да, изменение климата неотъемлемо сопровождает развитие Земли, но тот факт, что изменения температуры атмосферы вызывается изменением концентрации в ней двуокиси углерода, совершенно не доказан. Сильнее, чем какие-либо другие факторы, включая и выбросы парниковых газов, на наш климат влияют колебания интенсивности потока энергии, идущей от Солнца. В различные исторические периоды температура земной поверхности изменялась и на гораздо большие величины, чем те 0,6 градуса Цельсия, о которых говорит Межправительственный совет по изменению климата.

В прошлом климат на Земле был теплее, мировая температура росла более быстрыми темпами, выше был уровень Мирового океана, наводнения были сильнее, засухи были длиннее, а ураганы приносили больше разрушений, чем в 20-м веке. Даже при 'климатических оптимумах' во времена Римской империи и в Средневековье, когда в мире не сжигалось практически никакого углеводородного топлива, температуры были выше, чем сегодня. Климат действительно меняется, но за его изменением стоит природа, а не человек.

А Киотский протокол наносит ущерб и экологии, и здоровью. В пропагандистских речах парниковые газы ошибочно приравнивают к газам, загрязняющим воздух. Однако ни один из шести газов, о которых идет речь в Киотском протоколе, не признан ядовитым. Протокол не регулирует выброс газов, реально загрязняющих атмосферу. Более того, в современных очистных установках, работающих на улучшение окружающей среды, используются химические реакции, в результате которых в качестве побочного продукта выделяется тот же углекислый газ. Ограничивать его выброс - значит ограничивать внедрение самых эффективных технологий.

Теплый климат полезнее для человека, чему подтверждением могут служить миллионы людей, которые ездят на отдых в теплые края, а не за Полярный круг. Как бы там ни было, практическим тестом на искренность тех, кто беспокоится о 'глобальном потеплении', может быть хотя бы заселение Сибири.

Более высокая концентрация углекислого газа в атмосфере усиливает рост растений, потому что из этого газа они потребляют свой строительный материал - углерод. Множеством исследований подтверждается, что углекислый газ плодотворно влияет на продуктивность сельского хозяйства, вне зависимости от температуры окружающей среды. Таким образом, ограничение выбросов углекислого газа бьет по агропроизводителям и не дает эффективно бороться с голодом.

Не лучше Киотский протокол влияет и на экономический рост. Углекислый газ является естественным продуктом сгорания углеводородного топлива, которое дает 80 процентов всей потребляемой на Земле энергии. Так как на сегодняшний день единственной альтернативой, разумной с экономической точки зрения, остается атомная энергия, Киотский протокол вызовет к жизни новые атомные электростанции. Видимо, 'зеленые' и 'еврократы' хотят именно этого:

Но даже если увеличится производство атомной энергии, долю углеводородного топлива не удастся заместить в один момент, и, таким образом, ограничение выбросов углекислого газа приведет к ограничению энергопотребления, экономической деятельности и технического прогресса.

Уже сейчас те, кто ратовал за Киотский протокол, дорого платят за это. В 1997 годы замедление роста выброса углекислого газа в 17 богатых странах, продвигающих Киотский проект (это 15 'старых' членов Европейского Союза, Канада и Япония), по сравнению с 11 странами, протокол не поддерживающими (включая Соединенные Штаты, Австралию и Южную Корею), отразилось в замедлении роста их валового внутреннего продукта (в среднем 1,9 процента в год у первых против 3,3 процента у вторых) и снижения углеродной емкости их экономики, то есть количества выбросов углекислого газа в расчете на единицу ВВП.

Экономические законы обмануть невозможно: те, у кого экономический рост более быстрый, инвестируют в производство больше денег и применяют более эффективные технологии. Европейцам придется теперь выбирать, что ближе их сердцам и карманам - Киотский протокол или Лиссабонские принципы, ибо цели, которые ставятся перед этими двумя программами, взаимно несовместимы.

После ратификации Киотского протокола потребуется учредить наднациональное монстрообразное министерство, которое будет раздавать квоты на выброс парниковых газов, то есть будет фактически заниматься квотированием экономической деятельности. Киотская система назначения квот, установления обязательных норм и жестких наказаний за их нарушение будет чем-то вроде международного Госплана и породит систему, которая перещеголяет даже систему бывшего Советского Союза.

Несмотря на крики о том, что Киотский протокол поддерживает весь мир, большая часть человечества этот документ не принимает. Даже при том, что протокол ратифицировала Россия, 75 процентов выбросов углекислого газа приходится на страны, не связанные по рукам и ногам ограничениями, налагаемыми Киотским протоколом. В этих же странах, кстати, производится 68 процентов валового мирового продукта и живет 89 процентов мирового населения.

Так же, как фашизм и коммунизм, киотизм есть не что иное, как нападение на основные человеческие свободы, скрытое за дымовой завесой пропагандистских лозунгов. И ее ждет такой же печальный конец, как и те две идеологии, проповедовавшие ненависть человека к человеку.

Автор статьи - советник президента Российской Федерации по экономическим вопросам. Опубликованные в данной статье взгляды автора могут не отражать позицию властей России

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.