Саммит ЕС-Россия, который должен был состояться 11 ноября, перенесен неожиданно на две недели. Это свидетельствует о том, что в отношениях России с Европейским союзом происходит нечто, что нуждается в осмыслении. В настоящее время существует кризис доверия. Россия подвергается со стороны ЕС все большей критике. Критика затрагивает очевидные 'двойные стандарты' в делах, связанных с Чечней, так и меры, принятые Кремлем в рамках административной реформы.

Растущая конфронтация на постсоветском пространстве тоже играет свою роль. Россию все чаще обвиняют в имперских амбициях. При этом критики забывают, что борьба за власть в некоторых государствах СНГ инициирована не Москвой, зато наносят вред нормальному протеканию демократических процессов. Запад ждет от этих стран не демократизации, а достижения любой ценой прозападной (читай: антироссийской) ориентации.

Выборы в зависимости от их результатов объявляют демократическими или не демократическими. Членство в евроатлантических структурах предлагается восточноевропейским странам, как и прежде, в качестве своего рода зонтика против России с тем, чтобы нейтрализовать влияние Москвы. По этому поводу характерное высказывание сделала комиссар ЕС по внешним отношениям Бенита Ферреро-Вальднер (Benita Ferrero-Waldner). Она, дескать, сделает все, 'чтобы на нашей стороне оставалась, по крайней мере, Украина'. Противопоставление очевидно: есть 'наша сторона' и есть Россия, влияние которой следует сдерживать всеми средствами даже в районах очевидных российских интересов. Это находится в вопиющем противоречии с официальными двусторонними заявлениями и соглашениями.

Часто утверждается, будто Россия обязана добиваться доверия Запада. Кризис доверия взаимный. В России по отношению к Европе почти не наблюдается эйфории периода перестройки. Сомнение в том, что ЕС хочет искренне помочь России, нельзя считать необоснованным. Слишком часто Москве приходится сталкиваться с ярко выраженной своекорыстной мотивацией (доступ к сырьевым ресурсам, лишение преимуществ в сфере конкуренции российских производителей, вытеснение с традиционных рынков) или даже с крайне недружественными шагами (поддержка антироссийской оппозиции и антироссийских настроений в Центральной и Восточной Европе, а также в СНГ, предоставление политического убежища чеченским эмиссарам). В 90-е годы россияне со своими крайне трудными экономическими проблемами оказались предоставленными сами себе. Сегодня подобное чувство они испытывают и что касается угрозы террора.

Наряду с четырьмя запланированными 'едиными пространствами' между Россией и Европой должно быть создано пятое: пространство доверия. Иначе мы вряд ли выйдем за рамки банальной торговли или реализации проектов, связанных со строительством трубопроводов. Мы находимся в пограничной ситуации, которая может привести к параллельному существованию без целей интеграции или же к новому качеству отношений. Россия свои приоритеты определила. Теперь дело за Европейским союзом. 'В развитии партнерства с ЕС мы готовы пойти так далеко, как готов к этому ЕС', - сказал российский министр иностранных дел Сергей Лавров. Поэтому самым важным вопросом на саммите должен быть вопрос, как далеко собирается идти ЕС в партнерстве с Россией?

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.