Адаптированный отрывок из исследования Фионы Хилл "Russia's Energy Empire"(Энергетическая империя России), опубликованного лондонским Центром внешней политики (Foreign Policy Centre) в сентябре 2004 года

1 декабря 2004 года. Для нынешней России характерен настоящий парадокс: с одной стороны, российские энергетические компании перестроились, повысив свою продуктивность и улучшив показатели настолько, чтобы пережить циклическое падение цены на нефть.

Пристрастившиеся к нефти

С другой стороны, российское государство "перестроилось" в противоположном направлении - оно стало еще больше, чем прежде, зависимым от цены нефти.

При внимательном изучении экономического роста России с 1997 года выявляется явная корреляция между ростом ее экономики и мировыми ценами на нефть.

Это особенно коварно, поскольку мировые цены нефти в данное время значительно выше того, что считается "нормальной ценой" - а, как известно, нефть это такой товар, для которого характерны хорошо задокументированные циклы взлета и падения цены. Средняя мировая цена нефти на протяжении многих десятилетий - фактически, с 1869 года в Соединенных Штатах - имеет тенденцию колебаться вокруг 18 долл. США за баррель (1 американский баррель для нефтепродуктов = 158,78-158,95 л), с учетом поправки на инфляцию.

Однако, начиная с 1999 года, Россия пристрастилась к ценовому режиму, который значительно выше названного. Ей следует ожидать незначительного роста средней цены, а возможно, отсутствия всякого роста или даже резкого падения темпов роста цены существенно ниже средней.

Растущая зависимость от энергетического сектора

В 1998 году, когда мировые цены на нефть опустились примерно до 10 долл. за баррель, это падение совпало с самым тяжелым экономическим кризисом в России и обвалом рубля.

Вновь выросшие цены на нефть и увеличение добычи нефти в России после 1999 года стали для российского федерального бюджета хорошей новостью.

Важность природных ресурсов

Природные ресурсы составляют около 80% российского экспорта, а на долю нефти и природного газа приходится 55% всего экспорта, что делает российский бюджет особенно зависимым от энергетического сектора.

Фактически, 37% доходов в российский бюджет поступает от налогов на нефть и природный газ.

Недавние исследования Всемирного банка (ВБ) и Международного валютного фонда (МВФ) показали, что увеличение цены барреля сырой нефти (сорта "Урал") на 1 доллар увеличивает доход в федеральный бюджет России на 0,35% ее валового внутреннего продукта (ВВП).

Действительно, постоянный представитель МВФ в Москве Гухун Квон (Goohoon Kwon) утверждает, что в период с 1999 по 2001 гг. на долю нефтяного сектора приходилось до 80% суммарных доходов центрального правительства России. В то же время изменения мировых цен на нефть обусловили 60-75% доходов от нефти в период 1998-2001 гг.

Нефть и реформа

Насколько в действительности важна цена нефти для России, можно видеть также на примере короткого периода с октября 2001 по март 2002 года, в начале первого президентского срока Путина. Когда цена на нефть упала примерно до 15 долл. за баррель, реформы в ряде регионов России затормозились.

Начала расти экономическая и политическая напряженность на Урале и в Сибири, что вынудило Путина нанести срочный визит в Красноярск, чтобы встретиться с местными руководителями.

Стимулирование роста

Этот мини-кризис имел волновой эффект. Промышленные компании России, которые всего за год до того были прибыльными, в 2002 году зарегистрировали убытки - главным образом как следствие отмены заказов от нефтяного и газового секторов.

После мини-падения мы теперь снова вступили в цикл роста цен на нефть. В марте 2004 года путинский министр экономического развития и торговли Герман Греф зашел настолько далеко, что предостерег президента, что, согласно его оценкам, 75% роста ВВП России обеспечивают высокие уровни мировых цен на нефть. Он отметил, что эти цены неизбежно пойдут вниз - таща за собой и рост ВВП.

Греф предостерег, что времени для того, чтобы Россия приняла меры для стимулирования других секторов экономики, возможно, остается очень мало. Путин, однако, не согласился с пессимизмом Грефа.

Он ответил, что в ближайшем будущем цены на нефть едва ли начнут снижаться. Путин подчеркнул, что реформы налоговой системы - а не крупной секторной реструктуризации - будет достаточно, чтобы стимулировать развитие индустрии и рост российского потребительского рынка.

Требование обратно правительственных доходов

Во многих отношениях сам по себе факт, что рост ВВП и бюджетные доходы сегодня привязаны к мировым ценам на энергоносители, является свидетельством значительного успеха российского правительства.

Величайшим достижением Владимира Путина с 2000 года, возможно, является то, что он обеспечил, чтобы возможно большая часть незапланированных доходов от высоких мировых цен на нефть шла в казну - а не в руки олигархов.

Сверхприбыли и налоговые лазейки

До 2000 года такого не было. Олигархи вроде Михаила Ходорковского из компании "ЮКОС" и Романа Абрамовича из компании "Сибнефть" имели возможность оставлять себе сверхприбыли от незапланированно высоких цен нефти.

Они скопили умопомрачительные личные состояния и многократно увеличили рыночную капитализацию своих компаний. В целях максимизации прибылей они использовали лазейки для ухода от налогов, применяя так называемое трансфертное ценообразование - в том числе создание целого ряда неофшорных и офшорных торговых компаний для закупки нефти по низким ценам у нефтедобывающих структур и последующей ее перепродажи через посредников по более высоким ценам - а также и другие способы ухода от налогов.

По расчетам аналитиков, только компания "ЮКОС" и Ходорковский, возможно, обошлись российской казне в миллиарды долларов недополученной прибыли.

Незапланированные сверхприбыли от нефти идут в казну

Путин сейчас изменил эту тенденцию, чтобы сверхприбыли от нефти попадали в распоряжение российского государства.

С этой целью он последовательно ужесточал фискальную политику, принуждал российских олигархов от энергетики размещать заказы на оборудование в важных отраслях российской индустрии и поддерживать ключевые - но страдающие от безденежья - области российской науки. И он, в конечном счете, начал прямую атаку на олигархические холдинги, как это было в случае с Ходорковским и "ЮКОСом".

"Уборка в доме" и реформа

Российское правительство сейчас требует от "ЮКОСа" вернуть в казну недоимки по налогам за 2000 и 2001 гг. в сумме 3,4 млрд. долл. и, кроме того, предъявляет дополнительно значительные счета за 2002 и 2003 гг.

Сейчас правительство планирует выставить на аукцион "Юганскнефтегаз", главное производственное дочернее предприятие "ЮКОСа", чтобы взыскать с компании недоимки по налогам.

Высокие цены на нефть и профицит бюджета несколько снизили давление на российское правительство в пользу реструктуризации экономики и осуществления трудных реформ, оставшихся из той повестки, которую подготовила путинская команда реформаторов в 2000 году.

В их числе реформы естественных монополий (электрической, газовой, трубопроводной и железнодорожной в особенности), жилищно-коммунального хозяйства, образования и здравоохранения, равно как и сектора финансовых услуг, государственной службы и местной администрации, а также системы корпоративных и общественных налогов.

Полезный профицит бюджета

Многие из вышеназванных реформ планируются давно, подготовлены тщательно проработанные концепции - но почти нет признаков их претворения в жизнь.

Некоторые давно обещанные реформы, например, широкая военная реформа, кажется, практически заброшены.

Смягчение неизбежных ударов

При большом профиците бюджета в настоящее время правительство все еще имеет возможность поддерживать наплаву бедствующие секторы экономики и обеспечивать функционирование государственных институтов России.

Однако экономическая команда Путина во главе с Германом Грефом и министром финансов Алексеем Кудриным в то же время полностью осознает настоятельную необходимость решить некоторые из более дорогостоящих и трудных проблем, пока еще есть деньги.

Одной из таких проблем является реформа социальных льгот, которая вступит в силу 1 января 2005 года. Профицит бюджета может помочь смягчить неизбежные удары, а также посеять и взрастить новые инициативы и создать механизмы для предоставления льгот населению.

Рискованный бизнес

Но каков же реальный риск от резкого паления мировых цен на нефть, в сочетании с падением темпов добычи нефти в России? Именно это и произошло в последний советский период, что имело серьезные последствия для экономики СССР.

В самой России много спорят по вопросу возможности снижения объемов добычи нефти в России в предстоящие несколько лет. Но пока что цена нефти, как кажется, не собирается падать, и аналитики энергетических проблем в общем случае сохраняют оптимизм в отношении роста добычи нефти в России.

Президент Путин, безусловно, рискует, делая ставку на то, что сверхприбыли от нефти будут и дальше поступать в казну, и что государство еще какое-то время не будет испытывать недостатка нефтедолларов. Однако в отсутствие перспективного планирования и дальнейшего продвижения реформ Путин теперь будет растрачивать нефтяную копилку - и тем самым рисковать будущим России.

_________________________________________________________

Архив ИноСМИ.Ru

Фиона Хилл: Хватит обвинять Путина, пора ему помогать ("The New York Times", США)

Фиона Хилл: Ходорковский забыл, что украл 'ЮКОС' у государства ("Los Angeles Times", США)

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.