Россия проявила чрезмерный интерес к президентским выборам на Украине - самой большой стране, через которую российский газ перекачивается в Европу. Запад с подозрением смотрит на империалистические устремления России.

'Вчера - танки, сегодня - нефть', - этим высказыванием бывший высокопоставленный польский разведчик вызвал в Польше смятение. Выступая перед членами парламентской комиссии, он утверждал, что Россия, используя свое почти монопольное положение поставщика нефти и газа, снова хочет взять Восточную Европу в стальные клещи.

Парламентское расследование касалось предпринятой в 2002 году российским концерном 'Лукойл' попытки (впрочем, неудавшейся) заполучить нефтеперерабатывающий завод в Гданьске.

Боязнь возобновления российского доминирования особенно сильна в только что вступивших в ЕС странах на востоке Европы. В Западной Европе и США порой также с подозрением смотрят на экономическое возрождение бывшего коммунистического гиганта. Возрождение, которое в значительной степени происходит, благодаря оргомным энергетическим ресурсам России. С 11 сентября на Россию устремлены взгляды, как на крупного производителя энергоносителей, который является альтернативой неспокойному Ближнему Востоку. Для Европы Россия уже стала крупнейшим поставщиком нефти (25 процентов) и газа (более 50 процентов).

Приведем высказывания некоторых уважаемых западных инстанций. 'Россия - новая 'мягкая' супердержава, - пишет Фиона Хилл из американского Центра внешней политики. - Страна трансформировалась из нефункционирующей военной супердержавы в энергетическую супердержаву.' Кроме того, Хилл констатирует растущее культурное влияние России в окружающих ее странах. Они играют роль курпного рынка для российских музыки, кино, телевидения и книг.

Центр стратегических и международных исследований - влиятельное консервативное американское аналитическое учреждение - идет еще дальше термина 'мягкая' супердержава. 'Угроза для демократии в Польше, на Украине и в прибалтийских государствах', - так его исследователи оценивают доминирование российского энергетического комплекса.

Это похоже на риторику 'холодной войны' в новой упаковке. За последние десять лет крупные российские концерны скупили многие прибалтийские, румынские, болгарские, словакские, грузинские и украинские компании в нефтегазовом секторе. Россия рассматривает эти бывшие советские республики, часто называемое 'ближним зарубежьем', как сферу своего влияния. Президент Путин хочет, чтобы с помощью украинского кандидата в президенты Виктора Януковича в границах бывшего Советского Союза выросла новая экономическая сверхдержава. Не зря в феврале он назвал падение Советского Союза 'национальной трагедией'.

Означает ли это силовое мышление угрозу, например, украинской демократии? Эксперт по вопросам энергетики Центра политической конъюнктуры Константин Симонов от души смеется над этим. По его словам, демократия на Украине развита еще меньше, чем в России. 'Есть более серьезные угрозы, такие, как цензура печати, коррупция и клановость, - говорит он немного цинично. - Конечно, Украина зависит от российского газа. Кроме того, многие украинские нефтеперерабатывающие предприятия уже многие годы в российских руках. Но для российского газа Украина - ворота в Европу. Вы думаете, что Украина не сумела этим воспользоваться?' Симонов имеет в виду плату, которую Киев запрашивает за транзит газа и нефти.

'Российское доминирование имеет место, прежде всего, благодаря сети нефте- и газопроводов, проложенных еще в советские времена, - говорит Эрик Янссен, представляющий Международную энергетическую программу нидерландского института международных отношений 'Клингендаль'. - Но это доминирование предполагает необходимость сотрудничества. Россия хотела бы быть независимой от стран, через которые осуществляется транзит. Тогда она могла бы лучше определять свою политику и, кроме того, ей не надо было бы платить за транзит.

Но это трудно сделать в отношении экспорта в Европу, - добавляет Янссен. - Россияне пытаются это сделать. Например, с помощью нового нефтяного терминала в Приморске около Санкт-Петербурга. Таким образом они обходятся без латвийского нефтяного порта Вентспилс'. С тех пор, как в 2001 году был введен в строй терминал в Приморске, нефтяной порт в Вентспилсе - когда-то самый крупный нефтяной порт прибалтийских стран - влачит жалкое существование.

За тысячу километров к югу - на Украине многое поставлено на карту. Виктор Янукович считается человеком Москвы, в то время, как его соперник Виктор Ющенко больше ориентирован на хорошие отношения с Западной Европой и Европейским союзом. Многие украинцы рассматривают это, как выбор между Востоком и Западом.

Однако, по мнению Константина Симонова, все не так однозначно. 'Янукович более склонен сотрудничать с россиянами, например, с российским газовым гигантом 'Газпромом', с которым он, как премьер Украины, заключил выгодный контракт, - говорит Симонов. - Но Янукович - также человек украинской промышленной элиты. Он будет обеспечивать ее кровные интересы, что он уже продемонстрировал в прошлом'. Его соперник Ющенко, часто представляемый как украинский националист, также не повернется к русским спиной. Он тоже говорил, что для украинской экономики выгодны хорошие отношения с Россией'.

'Национализм в экономике не действует, - говорит Михаил Крутихин из 'Русэнерго'. - Это относится и к России, и к Украине'. В качестве примера он называет нефтепровод, который Киев за свой счет построил между Одессой и узловой станцией русского трубопровода 'Дружба', идущего в Западную Европу. Но украинцев постигла неудача. Украина хотела транспортировать каспийскую нефть в Польшу. Но в Польшу уже поступает достаточно нефти.

Как бы Россия ни была сильна, благодаря доходам от нефти и газа, Москва еще не смогла использовать эту привилегированную монопольную позицию в полной мере, полагают оба аналитика. Пусть даже из-за того, что некоторые страны рьяно строят трубопроводы в обход России. В начале будущего года азербайджанская нефть потечет по новому трубопроводу из Баку через Грузию в Турцию и Европу. Это - первый большой трубопровод - 1600 километров. Неспроста этот проект усиленно лоббировали американцы.

'Энергоносители - единственный имеющийся у России инструмент, с помощью которого она может чего-то добиться в бывших советских республиках, - говорит Симонов. - То, что это иногда не удается, видно на примере Белоруссии, которая в начале нынешнего года отказалась платить более высокую цену за газ, после чего Москва прекратила поставки газа этой стране. Когда Россия ненадолго прикрывает газовый кран, Польша сразу начинает кричать 'караул', и Кремлю зачастую приходится идти на попятную'.

Если Россия хочет быть империей, она явно должна дорого платить за поддержку этого курса. Кроме того, империалистические устремления сдерживаются бюрократизмом и внутренней борьбой во властных структурах за контроль над энергетическим комплексом. 'С другой стороны, если вы не контролируете ситуацию внутри страны, невозможно проводить эффективную внешнюю политику,' - говорит Симонов. Известна борьба Путина с олигархами в России. Самый характерный пример - владелец нефтяного концерна 'Юкос' Михаил Ходорковский, которого российская юстиция преследует за неуплату налогов на сумму в миллиарды долларов. Однако многие наблюдатели видят за этим делом Кремль, который хочет покончить с политическими амбициями Ходорковского и прочной рыночной позицией 'Юкоса'.

По словам Симонова, целью этого является концентрация энергетических концернов в одном холдинге, в котором доминирует государство. 'Этот процесс только начался. Посмотрите на дело 'Юкоса' и попытку 'Газпрома' путем покупки государственного нефтяного концерна 'Роснефть' выйти на рынок нефти. Новые властные высоты еще далеко не поделены'.

Большой проблемой России при проведении 'нефтяной' политики является нехватка экспортных мощностей. Запасы нефти достаточно велики, но нет возможностей для их быстрого освоения, добычи нефти, ее продажи и транспортировки. На востоке требуют нефти растущие рынки Японии, Южной Кореи и Китая. Но нефтяные концерны отложили освоение новых нефтяных месторождений. Инвестиции, отложенные из-за жажды немедленной прибыли, эксперты оценивают более, чем в десять миллиардов долларов.

'Российское государство господствует над транспортной сетью и хочет больше экспортировать в Европу и США, - говорит Крутихин. - Но такие концерны, как 'Лукойл', готовы это делать, только если будут иметь возможность сами построить трубопровод до северного порта Мурманск. Нефтяные концерны больше хотят эксплуатировать азиатский рынок, на котором они получают более высокие цены. К сожалению, они уже десять лет говорят о восточном трубопроводе.' По мнению аналитиков, нехватка экспортных мощностей приводит также к тому, что Россия не оказывает такого влияния на цену на нефть, как, например, страны ОПЕК, в то время, как она, все-таки, является вторым производителем нефти в мире после Саудовской Аравии.

Должны ли соседи России бояться нефтяной империи, которую стремится создать Москва, или нет? Крутихин успокаивает: 'Россию, как сильную державу, боятся уже многие века'. Янссен из института 'Клингендаль' полагает, что доминирование России, конечно, не следует рассматривать как агрессивное.

'Соседи России и восточноевропейские страны могут выбирать, - говорит Симонов. - Продолжать бояться или рассматривать приход россиян в их энергетический сектор как инъекции капиталов в местную экономику, которые будут полезны для обеих сторон'. Его коллега Крутихин подчеркивает, что Россия в будущем будет продолжать зависеть от миллиардных инвестиций в энергетический сектор, которые, в значительной мере, должны поступать с Запада. 'На мировом рынке диктует не только продавец, - говорит Крутихин. - Я бы хотел, чтобы было по-другому, но Россия не может играть в одиночку'.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.