17 декабря 2004 года. В наши дни россияне производят впечатление людей, одержимых сильным страхом. Большинство, кажется, не может себе представить, что украинский народ свободно высказал свое мнение.

Станет ли Россия следующей?

Вместо этого они рисуют в своем воображении образ большого и нехорошего парового катка американской политической технологии, который сначала прокатился по Сербии, потом по Грузии - и теперь вот утюжит Украину.

А дальше, как опасаются эти россияне, он может прокатиться и по самой России. Газета "Известия" 1 декабря 2004 года опубликовала статью на эту тему, озаглавленную "Следующая остановка: Россия".

Некоторые из комментариев такого рода попали на страницы западной прессы. То, о чем, по всей вероятности, не ведают жители Запада, так это что данный феномен стал массовым. В ходе опроса общественного мнения, проведенного радиостанцией "Эхо Москвы", 52% ее слушателей заявили, что "украинский сценарий" может быть повторен в России.

И не одна только российская общественность до смерти напугана предполагаемым американским революционным катком: целый ряд высокопоставленных политиков и стратегов, многие из которых являются близкими союзниками Кремля, делает аналогичные заявления.

Российская чрезмерная реакция

Они используют этот страх как аргумент в пользу дальнейшего "закручивания гаек", даже для "контрреволюции", говоря словами кремлевского советника Глеба Павловского.

Подобная российская чрезмерная реакция, говорят русские либералы, является именно тем, что могло бы, в конечном итоге, способствовать повторению в Москве событий в украинском стиле, порвав последние честные связи между правительством и народом - и между дискуссиями в средствах массовой информации (СМИ) и правдой.

Прошлое как индикатор будущего

Во время подобных приступов истерии в прошлом - например, во время конфликта в Косово в 1999 году, когда считалось нормальным и правильным в России заявлять, что "Америка сегодня бомбит Белград, а завтра будет бомбить Москву" - президент Путин и его "политтехнологи" сыграли сдерживающую роль.

Они восстановили в России ощущение стабильности и заново выстроили отношения с Западом. Тем не менее, общие аргументы в пользу паранойи так никогда и не были ликвидированы - только подавлены. Россия восстановила уверенность в себе после 1999 года благодаря укреплению центрального правительства и использованию авторитаризма для защиты имиджа сильного руководства.

Прокрутим ленту вперед, в год 2004-й. Создается впечатление, что Россия снова оказалась в плену своего чувства отсутствия безопасности, которым она была охвачена в 1999 году. Кремль помог созданию неразберихи на Украине, грубо вмешиваясь в события и пытаясь противопоставлять пророссийское большинство украинцев прозападному меньшинству.

Игра в обвинения

Однако неумышленным результатом этого стало то, что на ноябрьских выборах 2004 года большинство украинцев объединилось против этой политики раздела страны.

Столкнувшись с таким исходом, россиянам было проще возложить вину за свою неудачу в деле продвижения на президентский пост пророссийского кандидата на заговор, а не на свободное волеизъявление украинского народа.

Критически важное отличие

И именно по этой причине ситуация в 2004 году может развиваться иначе, чем в 1999 году. Вместо того чтобы сдерживать национальную истерию, как он это делал в 1999 году, Кремль и его сторонники теперь присоединились к ней - обвиняя во всем Америку и Запад.

И президент Путин тоже необычно медленно обретает спокойствие. Он отошел от своей очень прямой поддержки Януковича, но теперь открыто плетет козни вместе с украинским президентом Леонидом Кучмой.

В дополнение, г-н Путин громко сетовал на "иностранное вмешательство" Запада. Но, хотя в ряде случаев Запад открыто и прозрачно поддержал оппозицию, Россия самым беспардонным образом продолжает свое тайное вмешательство, которое временами было по-настоящему заговорщицким.

Двойные стандарты

Люди г-на Путина жаловались на то, что Ющенко совершил "государственный переворот", в то время как сам Кремль фактически принимал участие в заговоре г-на Кучмы, который пытался совершить переворот против конституционного порядка Украины.

В 1991 году Михаил Горбачев рассматривал как свой самый большой успех то, что российский народ сумел сформировать достаточно организаций гражданского общества, чтобы выстоять против попытки советских сторонников жесткого курса совершить в августе 1991 года государственный переворот.

Печальные события

В 2004 году н-н Путин жалуется на заговор и подрывную деятельность, когда неоперившееся гражданское общество Украины выступает против предпринятой г-ном Кучмой попытки государственного переворота.

Эта перемена в том, как Кремль смотрит на появление гражданского общества, печальна: по-настоящему негативная эволюция во взглядах российского государства.

Что наиболее зловеще, г-н Путин объединил паранойю 1999 года с паранойей 2004 года. "События такого рода", сказал он, находясь 7 декабря 2004 года с визитом в Турции, означали бы "раздел Европы на западников и восточников, на людей первого и второго сорта".

Г-н Путин добавил, что последних ожидает участь оказаться под властью "вежливого, но твердого господина в колониальном шлеме, который им покажет, с какими политическими взглядами они должны жить. И если, не дай бог, неблагодарный иностранец станет противиться, его накажут бомбами и ракетами, как это было в Белграде".

Нужна позиция

Верования, подобные этим, имеют опасные последствия. Гражданам Запада не следует оставлять их без внимания. Им следует их опровергать, как это сделал Колин Пауэлл (Colin Powell), когда он отразил обвинения российского министра иностранных дел 7 декабря 2004 года на саммите Организации по безопасности и сотрудничеству в Европе (ОБСЕ) в Софии.

Г-н Пауэлл справедливо отметил, что поддержка Западом демократических выборов - не то же самое, что вмешательство в демократические выборы.

Не раздувайте паранойю

Это утомительно, но необходимо - терпеливо напоминать россиянам о некоторых элементарных различиях и некоторых основополагающих фактах недавней истории.

В то же время Западу не следует подпитывать фобии своей политикой в других областях. Он это делает, когда соединяет призывы к расширению демократии с требованиями к России о геополитических уступках.

Поэтому, хотя г-н Пауэлл вполне правильно защищал участие Запада на Украине как справедливую борьбу за демократию, он нанес урон своему делу, когда присоединил к своим аргументам требование о выводе российских войск из Грузии и Молдавии.

А дальше, станут говорить россияне, "Америка потребует нашего ухода из Севастополя", стратегически важного порта на Черном море.

Теория заговоров

Подобные требования покажутся россиянам четким подтверждением их убеждения в том, что Соединенные Штаты поддерживают кандидата украинской оппозиции Ющенко как часть геополитического плана вытеснения России с Украины - вместе со всеми остальными членами Содружества Независимых Государств (СНГ).

Вместо этого Западу следовало бы вести речь о конструктивном компромиссе в вопросе Севастополя, чтобы российский флот смог там оставаться. Например, это можно было бы осуществить, поставив военно-морскую базу под контроль Совета НАТО-Россия.

Уравновешивание вопроса НАТО

Было бы лучше избегать всяких разговоров о вступлении Украины в НАТО до того времени, когда Россия успокоится, но эти разговоры уже начались.

Нужно уравновесить их разговорами о повышении роли Совета НАТО-Россия - и о возможном в будущем полноправном членстве России в этом альянсе.

Претворение в жизнь такого сбалансированного подхода будет, разумеется, зависеть от возвращения России к здравому смыслу, а также от готовности Запада предлагать новаторские инициативы.

Европейскому союзу (ЕС) следовало бы попытаться примирить свои проекты общего пространства ЕС-Россия и ЕС-Украина, а также согласовать оба этих проекта с общим экономическим пространством Россия-Украина.

Никто не собирается разъединять Россию и Украину

В противном случае это могло бы привести к тому, что ориентация Ющенко на вступление в ЕС нарушит органичные связи между украинской и российской экономиками, которые нужны как для экономического успеха Украины при Ющенко, так и для российской экономики.

В прошлом Россия благополучно выходила из своих приступов паранойи и адаптировалась к реалиям, даже если у нее и сохранялись остаточные явления фобий и чувства обиды. Однако никаких гарантий нет.

Психическое здоровье России

Сегодня Россия снова стоит на острие ножа. Если ядерная сверхдержава станет умственно нездоровой, то будет исключительно опасной - более опасной, чем в сравнительно стабильную эпоху "холодной войны".

Западу следует обращать на это внимание и избегать провоцирования приступов бешенства. Но, в конечном счете, Россия должна нести главную ответственность за собственную психическую устойчивость.

Когда россияне смотрят через границу, пора им увидеть, что на свете существуют многочисленные украинцы, волеизъявление которых невозможно отмести по желанию с помощью лжи в СМИ или манипуляций милиции.

Россиянам также нужно прекратить показывать пальцем на Запад в попытках объяснить собственную неудачу на Украине.

Можно ли доверять Путину

Но, когда россияне сами себя доводят до бешенства против Запада, им более всего следует волноваться по поводу того, что остальной мир без шума пришел к следующим двум заключениям.

Первое, что виновна российская сторона, и второе, что русские начали задаваться вопросом, могут ли они вообще доверять путинскому режиму.

____________________________________________________________

Избранные сочинения Айры Строса на ИноСМИ.Ru

Признание победы Ющенко отвечает истинным интересам России ("Untimely Thoughts", США)

Что такое Большая Восьмерка, и почему в нее входит Россия? ("In The National Interest", США)

Атлантический момент России? ("In The National Interest", США)

Прибалты зарывают топор войны с Россией ("The Washington Times", США)

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.