Посочувствуйте российскому лидеру, потерявшему Украину. Со времени возникновения Киевской Руси, первого русского государства, в 9-10 веках, эта страна имела решающее значение в навязчиво- националистическом повествовании России. Сообщения о смерти России как империалистической державы, возможно, преувеличены. Но публичное унижение Владимира Путина из-за его участия в президентских выборах на Украине в декабре ознаменовало поворотный пункт для статуса России как региональной силы, с которой стоит считаться. Кроме того, это может еще оказаться смертельным для его личных амбиций мнимого спасителя российского государства.

Украинская стратегия Путина за последние несколько месяцев проявилась в нескольких формах.

Декорации, разумеется, достались ему в виде независимой Украины, появившейся после распада Советского Союза в 1991 году. Однако, независимость - это одно. А разговоры Виктора Ющенко об интеграции Украины с Западом - совсем другое, это уже грозит навсегда погубить мечту (насколько бы фантастической она ни была) о восстановлении влияния России в виде расширенного, возглавляемого ею регионального блока.

Так что план А был прост: любой ценой остановить Ющенко и сделать все для защиты интересов пророссийски настроенного премьер-министра Виктора Януковича. Когда стало ясно, что осуществить план не удается, появился план Б: Москва разыграет национальный козырь. Высокопоставленные российские чиновники, включая мэра Москвы Юрия Лужкова, были направлены в русскоговорящие области Украины для усиления промосковских настроений. Украине и Западу предъявили угрозу этнического конфликта, даже гражданской войны и сепаратизма, пытаясь вернуть страну к повиновению и вызвать еще большие сомнения о разумности 'вмешательства' у и так уже сбитого с толку Евросоюза.

Планы В и Г ждали своей очереди за кулисами. Первый подразумевал игру экономическими мышцами России, с использованием поставок энергоносителей в качестве рычага.

По второму, Россия угрожает крупной стратегической переориентацией в сторону Китая вслед за недавним кардинальным потеплением отношений между двумя странами.

Проблема президента Путина в том, что ни один из этих планов не был реально эффективным, тогда как все они таили риски и могли привести лишь к еще большему унижению.

План А был, разумеется, расстроен развитием ситуации. Его задушил Конституционный суд Украины, постановивший провести повторение фальсифицированных выборов, с 'победой' в которых Путин имел глупость поздравить Януковича. Остальное сделали избиратели 26 декабря, а Путин выглядел глупым и слабым.

У плана Б все еще есть шанс. Но даже если он сработает, это может оказаться Пирровой победой. Национальные конфликты легко выходят из-под контроля. Кровоточащие раны в Чечне и беспокойный конфликт в Приднестровье рядом с Украиной и так уже истощают ресурсы и терпение народа, и нет уверенности в том, что огрызок Украины с многочисленным украинским меньшинством послужит интересам России. Скорее всего, он станет тяжелым бременем, еще нагляднее демонстрируя степень слабости России.

План В напоминает вопрос, который давно задают антизападные активисты на Ближнем Востоке: почему арабы не перестанут продавать Америке нефть в наказание за ее поддержку Израилю? Ответ: им нужны деньги! Россия, разумеется, может шантажировать Украину, грозя прекратить поставки нефти и газа. Но тем самым она лишит себя так необходимых ей денег. Так что план обречен.

План Г интересен. Важные сектора политической элиты США практически одержимы перспективой становления Китая, а у России есть энергоресурсы и программы вооружения, которые могут сыграть в этом важную роль. В любой возможной схватке за будущее направление развития Украины это мощный козырь. Однако вряд ли он лишен риска. Любой стратегический альянс с Китаем может быстро превратить Россию в младшего партнера страны, население которой почти в десять раз превосходит ее собственное. Вряд ли российские националисты имеют в виду именно это, когда воспевают восстающего из пепла феникса.

Конечно, все вышесказанное не означает, что Путин непременно изберет разумную тактику. Как написал в последнем номере 'Weekly Standard' Андерс Аслунд (Anders Aslund), директор программы России и Европы Фонда Карнеги за международный мир, 'в деле Украины Путин показал себя плохо информированным, антидемократичным, антизападным и неэффективным'. Но гарантии, что он научится на прошлых ошибках, нет.

Теперь на Украине могут развиваться различные сценарии: страна может расколоться, юридически или фактически, по этно-языковому признаку; бандитская олигархия, управлявшая страной со времени обретения независимости, может сорвать попытки реформ, оставив Украину чахнуть в сумрачной зоне между демократией и диктатурой. Но если взглянуть на вещи с оптимизмом, твердые сигналы со стороны Евросоюза, предлагающего членство в будущем в случае проведения реформ, могут ознаменовать новую эру для страны. Чрезвычайно успешный процесс реформ в Центральной и Восточной Европе предлагает модель, которую Украина еще может перенять. Впрочем, ничего еще неясно, и все покажет время.

Однако, какой бы сценарий не был претворен в жизнь, для России очевидно одно: ее сфера влияния сократилась до того уровня, когда националистические заявления о статусе великой державы уже не могут претендовать на правдоподобность. Россия по-прежнему может вмешиваться во внутренние дела Украины. Она по-прежнему может рычать о своих задворках. Она по-прежнему может создавать проблемы, это точно. Но она уже не может использовать свою мощь, чтобы поддержать собственные интересы и укрепить свое могущество. Те, кто хотел, могли понять это еще несколько лет назад. Но теперь даже российским националистам придется взглянуть фактам в лицо. Империалистическая эпоха России закончилась.

Робин Шеферд - адъюнкт Центра стратегических и международных исследований. Его колонка печатается еженедельно.

____________________________________________________________

Спецархив ИноСМИ.Ru

Незадачливый империалист Владимир Путин ("The Wall Street Journal", США)

Российская империя наносит удар ("L'Espresso", Италия)

Путин восстанавливает российскую империю ("The New York Times", США)

Агрессивный империализм Путина ("The Washington Post", США)

Империя атакует ("Gazeta Wyborcza", Польша)

Империя Путина ("Sueddeutsche Zeitung", Германия)

Триумф российского империализма ("Rzeczpospolita", Польша)

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.