Давно с таким интересом не читал материалы коллег, решивших на сайте 'Johnson's Russia List', обсудить действительно интригующий вопрос: почему американские СМИ, как либеральные, так и консервативные, настроены одинаково антироссийски? Начал разговор Бранко Миланович (Branco Milanovic), а продолжил Айра Строс (Ira Straus).

Уже первые выводы для русского читателя оказались во многом неожиданными. Во-первых, оказывается, что в самой демократической стране мира мнение крупнейших СМИ ни в малейшей степени не отражают мнение самого 'демоса'. Как выясняется, патологическую ненависть к России испытывают исключительно журналисты, а вовсе не американский народ, благодушно (или равнодушно) взирающий на все, что происходит на российской земле. Конечно, мелочь, но жить стало как-то спокойнее и веселее.

Второе. Как выясняется из дискуссии, когда 'Washington Post' или 'Wall Street Journal' 'иррационально' и 'скандально враждебно' (цитирую Строса) ругают Россию, то на самом деле в подтексте подразумевается вовсе не российская действительность, а внутриамериканские проблемы. Так эзоповым языком ругают, например, Белый дом. За что-то другое ругать вроде бы не с руки, а вот за ошибки в отношениях с русскими - самое то.

И это утешает, хотя, честно говоря, хотелось бы переключить внимание всех этих авторов и на другие зарубежные страны. Их в мире много и далеко не везде Белый дом проводит идеальную политику. На мой взгляд, если иначе американские журналисты работать просто не могут, то хотелось, чтобы вся та грязь, что выливается на мою страну, распространялась хотя бы на все международное сообщество равномерно. Это, конечно, не решение проблемы, но так справедливее.

Третье. Участники дискуссии объясняют антироссийские выпады рудиментами холодной войны, с чем трудно не согласиться, однако сами же обращают внимание, что молодое поколение журналистов, приходя в американские СМИ, тут же перенимают привычки бывших 'советологов'. Так что конца и края этому не видно, атавистические взгляды благополучно существуют и в новой среде. Право на собственные государственные интересы имеют, с точки зрения американских СМИ, в мире все, кроме России. И молодые перья американской журналистики уверены в этом абсурде точно так же, как и ветераны холодной войны.

Наконец, четвертый вывод, который обращает на себя внимание: русским не прощается их строптивость, не желание признать свое полное поражение. Не желание склонить головы. В этом доводе, пожалуй, что-то есть. Период Горбачева и Ельцина, когда Россия на любое требование Запада отвечала 'да', такого русофобства в американской прессе действительно не наблюдалось. Наоборот, западный мир симпатизировал русским. Одновременно, получая от них все, что хотел. И выпроваживая ото всюду, откуда только было можно выпроводить. Наконец, это было славное время, когда Запад учил русских демократии, а русские, открыв рот, внимали Учителю.

Теперь ситуация действительно изменилась. И хозяин в Кремле иной, и отвечать русские стали не только 'да', но и 'нет', исходя из своих интересов. Пропало и желание во всем подражать Западу. Кстати, это легко было предвидеть. Еще полтора века назад великий русский демократ и очевидный западник Герцен заметил, что нет для Запада страшнее критика, чем русский, который по уши влюблен в демократические ценности.

Воспитанный на книжном идеале демократии, такой русский, сталкиваясь с подлинными реалиями западной жизни, испытывает глубочайшее разочарование. Он остро подмечает тот негатив, к которому уже давно присмотрелся глаз заграничного обывателя. И в этом, подмечал Герцен, есть преимущество немалое России: русский демократ знает, что отечественные институты власти никуда не годны и что его правительство лжет, а западный человек многое у себя под носом, в силу привычки уже не видит. Свыкся.

Именно это в чем-то происходит и теперь. Радостно метнувшись в сторону Запада, русский человек возвращается оттуда не редко разочарованный.

Так что, какое уж там смирение. Многие русские снова заняты сейчас поисками третьего пути, который позволил бы и западную эффективность сохранить, и не потерять при этом собственную душу. Тем более, что вопрос духовности даже в самые смутные для России времена, стоял едва ли не на первом месте.

Впрочем, какими бы причинами не диктовалась сегодня корпоративная позиция американских СМИ, она несет очевидный вред. Хотя бы уже потому, что, в отличие от американцев, русские значительно больше интересуются окружающих их миром. И с немалым удивлением или возмущением читают в своих собственных СМИ или на сайтах Интернета перепечатки из американской прессы.

Как справедливо замечает Айра Строс, говоря о влиянии американской журналистики на россиян: 'СМИ играют огромную роль, убеждая их, что мы враги. CNN, BBC и другие западные СМИ они (русские) могут смотреть каждый день и подолгу. (Не могу здесь не напомнить о главном тезисе западных русофобов - зажиме нынешними российскими властями свободы слова - П.Р). . .. Подтексты западных СМИ они понимают гораздо лучше, чем те сами. Ошибочно полагая, что этот подтекст представляет политику Запада, они делают логичный с их точки зрения вывод: мы - враги. Если Россия. . . снова станет нашим врагом, основной причиной этого будут СМИ'.

Согласен. В условиях демократии свобода слова не 'священная корова'. И вреда от СМИ может быть не меньше, чем пользы.

Автор - политический обозреватель РИА 'Новости'

____________________________________________________________

Айра Строс: Почему американские СМИ настроены одинаково антироссийски? ("Johnson's Russia List", США)

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.