Ранним утром усталый патруль движется по улицам города. Шестеро солдат, тяжело ступая, идут рядом с бронетранспортером. Лица молодых солдат напряжены, но на них также написана готовность встретить свою судьбу. Они напрягаются каждый раз, когда мимо проезжает машина. Любой автомобиль, проезжающий по улицам разрушенного войной Грозного, представляет потенциальную угрозу.

Город вроде бы по-прежнему находится на военном положении, так как как минимум четыре вооруженные группировки борются за власть в Грозном. Днем федеральные войска малозаметны. Они держатся отдельно от местной милиции, которая состоит в основном из бывших боевиков, служащих теперь режиму президента Алу Алханова. Есть также кадыровцы. Это личная армия бывшего президента Ахмада Кадырова, который погиб во время теракта в мае прошлого года. У его сына, человека жестокого и с изменчивым нравом, все хуже получается сохранять уважение окружения своего отца. Многие из людей бывшего президента Кадырова образовали отдельные группы и проводят собственную политику, изыскивая необходимые средства с помощью похищений людей и вымогательств.

Через несколько дней после того, как боевики одновременно взорвали два пассажирских самолета в воздухе, и незадолго до того, как чеченцев попросили избрать Алханова своим президентом, Тута Батаева стояла во дворе своего дома и показывали мне отверстия, оставленные пулями, которые были выпущены отступающими после перестрелки с милицией боевиками. Одна пуля прошла сквозь ее сына, убив сорокатрехлетнего Ису, другая пробила ворота и попала в холодильник.

'Мы уже не понимает, кто хорошие, а кто плохие. Все они похожи друг на друга, и нас никто не защищает, - сказала Тута Батаева. - За кого бы вы ни голосовали, убийства будут продолжаться'. Такая ситуация - результат неоднозначного решения Москвы передать власть в республике лояльному чеченскому правительству. Естественная ненависть к оккупантам сменилась страхом перед людьми в масках, которые действуют абсолютно безнаказанно.

Такова цена 'улучшения' социальных условий в городе, о чем с гордостью заявляет Кремль. В ноябре я впервые заметил таджикских детей, просящих милостыню на улицах Грозного. Это признак того, что жители Грозного по общему мнению могут позволить себе благотворительность. Рынок города завален самыми разными товарами от вяленой рыбы до автомобильных радиоприемников и спортивных костюмов с поддельной этикеткой фирмы 'Adidas'. Однако торговцы на рынке говорят не об увеличении прибыли и открывающихся возможностях, а о своих убитых сыновьях.

Мир возвращается в республику извилистыми путями. Например, оператор сотовой связи 'Мегафон' открыл представительство в Чеченской республике, но для получения SIM-карты необходимо неделю стоять в очереди и платить примерно десять долларов в месяц за подключение, что большинство местных жителей не могут себе позволить.

Некоторые предметы первой необходимости до сих пор недоступны жителям города. Элиза живет на одиннадцатом этаже жилого дома советского образца. Около десяти лет назад крышу дома облюбовал полевой командир в качестве высоты, удобной для руководства боевыми действиями против наступающих российских войск. В стенах дома зияют дыры от снарядов, но здесь по-прежнему живут люди. Ванная Элизы от пола до потолка заставлена бидонами из-под молока, в которых теперь хранится питьевая вода. В восстанавливаемом Грозном, разумеется, система канализации работает плохо.

Нефункциональность нового 'порядка' становится все более очевидной. На этой неделе группа по правам человека 'Мемориал' намерена опубликовать доклад о новой тактике, применяемой официальными властями Чечни. В документе будут приведены десятки случаев, когда люди Кадырова-младшего похищали родственников боевиков, включая родственников лидера сепаратистов Аслана Масхадова, с тем, чтобы вынудить последних сдаться властям.

Кадыров отрицает эти обвинения и угрожает подать на 'Мемориал' в суд. Однако судебные решения теряют свою силу в городе, где не работает водопровод.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.