Не исключено, что Джордж Буш, встречаясь со своим бывшим большим другом Владимиром Путиным перед тем, как возвратиться в Вашингтон, ностальгировал по своим бывшим большим врагам Шираку и Шредеру.

С двумя неудобными европейскими союзниками не все, конечно, было сглажено. За заявлениями о примирении остаются твердые различия в подходах, начиная с Ирана и кончая Китаем, начиная с присутствия в Ираке до Киотских соглашений. Но по поводу общих ценностей, по поводу содержания либерально-демократической модели, по поводу политического и культурного наследия трансатлантического альянса - по крайней мере, по этим вопросам разногласий не было.

В адрес же главы Кремля Буш направил энергичное и почти дискриминационное предупреждение: если Россия действительно хочет войти в Запад, она 'должна вновь провозгласить свои обязательства в отношении демократии и правового государства'. Кто-то мог бы подумать, что в Братиславе противостояние должно было быть напряженным, что Буш, хотя бы для того, чтобы прикрыть спину своей доктрине экспансии плюрализма по всему миру ('предусмотренной' также в Молдавии и на Украине), преподаст Путину вежливый, но твердый урок демократии.

Наивность такого вывода была сразу же продемонстрирована Бушем, который тут же почувствовал себя своей тарелке в компании 'глав великих держав', которых терроризм подверг 'общим испытаниям'. Но, хотя было заранее ясно, что какие-то остатки 'реалполитик' должны будут проявиться, и хотя можно было предположить, что стратегические интересы обеих сторон будут все еще превалировать, никто не мог себе представить, что именно Путин устроит Бушу парадоксальную 'демократическую' выволочку.

На пресс-конференции, в тот момент, когда глава Белого Дома утверждал свою точку зрения с дипломатическим изяществом и сглаживал все углы, глава Кремля не церемонился. Демократия - это не анархия (ответ на вопрос о вездесущности бывшего КГБ). Выбор России необратим, так как он отвечает ее интересам, и внешнее давление ни к чему не приведет. Демократия не должна ослаблять власти государства. Мы подвергаемся критике потому, что у вас наиболее богатые имеют доступ к СМИ, но на самом деле вы ничего не знаете о реформах в России. Я не считаю, что свобода печати должна доходить до того, чтобы создавать проблемы из ничего.

Ни слова на публике о 'деле 'ЮКОСа'', более чем подозрительное согласие по Ирану (Москва - один из поставщиков Тегерана, хотя и не верит в создание его ядерного потенциала), два скромных соглашения по энергетике и прекращению торговли 'переносными' НУРСами (но Россия собирается, в любом случае, поставлять их Сирии). И плюс - поддержка Соединенными Штатами ускорения продвижения Москвы в сторону ВТО, по возможности еще до того, как в следующем году она займет председательское место в 'большой восьмерке'.

Если Буш в какой-то степени победил в Брюсселе и Майнце, то в Братиславе победил Путин. И у Европы возникает дополнительная проблема: какая же трактовка российско-американских отношений - правильная? Следует верить неуступчивому Бушу в Брюсселе или осторожному - в Братиславе? Вопрос не праздный в тот момент, когда мировые группировки вовсе не стабильны, и тот же ЕС расколот на старых и новых членов по вопросу о том, какой линии придерживаться в отношении Москвы. Еще одно испытание для неполного, но тем более удобного 'примирения' с противными европейцами.

____________________________________________________________

Спецархив ИноСМИ.Ru

Познание души Путина ("The Times", Великобритания)

Путину лишь остается проглотить критику Буша("Handelsblatt", Германия)

Путин перестает улыбаться после лекции Буша о демократии ("The Independent", Великобритания)

Буш - Путин: дух холодной войны ("Le Figaro", Франция)

Братислава: Партнеры по разногласиям ("Sueddeutsche Zeitung", Германия)

Путин отрицает возврат к тоталитаризму ("The Washington Post", США)

Братислава: Великолепный бросок ("Die Welt", Германия)

Противостоять сползанию России к авторитаризму ("The Independent", Великобритания)

Что еще ждет Путина? ("Nederlands Dagblad", Голландия)

Перед Братиславой ("The Washington Post", США)

Арсеналы тирании ("The Washington Times", США)

Гнев Путина: 'Они хотят изолировать нас' ("La Repubblica", Италия)

Многоликий Путин ("Newsweek", США)

'Апельсинчики - не мед' для Владимира Путина ("The Times", Великобритания)

Как разгадать 'загадочного Путина' ("U.S.News", США)

Как нужно вести дела с Путиным ("The Weekly Standard", США)

Оставьте в покое Путина! ("The Wall Street Journal", США)

Если Россия и представляет собой опасность, то из-за своей слабости ("NRC Handelsblad", Голландия)

Демократия в России ("The Weekly Standard", США)

Россия: От доктрины Синатры к доктрине Путина ("Spiegel", Германия)

Майкл Макфол: Истинные друзья и враги России ("The Moscow Times", Россия)