Стивен Коэн - профессор русистики и русской истории Нью-йоркского университета, соавтор (вместе с Катриной ванден Хейвел [Katrina vanden Heuvel]) книги 'Голоса гласности: Беседы с реформаторами Горбачева' (Voices of Glasnost: Conversations With Gorbachev's Reformers, W.W.Norton, 1990). Его последняя книга называется 'Провалившийся крестовый поход: Америка и трагедия посткоммунистической России' (Failed Crusade: America and the Tragedy of Post-Communist Russia, W.W.Norton, 2001).

Самые важные события конца 20го века начинают разворачиваться спустя почти двадцать лет после того, как 11 марта 1985 года Михаил Горбачев возглавил Советский Союз. Через несколько недель после его прихода к власти начались масштабные преобразования, которыми он надеялся изменить свою страну и ее состояние Холодной войны с Западом.

'Перестройка', как Горбачев назвал эти реформы, официально закончилась шесть лет спустя, в декабре 1991, когда он ушел в отставку. В тот же день прекратил свое существование Советский Союз. С тех пор исторические возможности лучшего будущего, которые перестройка предложила России и миру, неуклонно уничтожаются.

Основной целью реформ было создание альтернативы безуспешной и опасной политике СССР в стране и за рубежом. В стране это означало замену репрессивной политической монополии Коммунистической партии многопартийной политической системой, основанной на демократических выборах. Это означало отмену цензуры (этот процесс получил название 'гласность') и замену разрушительной экономической монополии государства рыночными отношениями, основывающихся на различных формах собственности, включая частную. К концу 1980х Советский Союз уже не был коммунистическим или, как его часто называли, 'тоталитарным' государством.

Во внешней политике реформы Горбачева означали окончание 40-летней Холодной войны и сопутствующей гонки вооружений, в которой США и СССР, да и всему миру, грозили десятки тысяч ядерных боеголовок. И в этом отношении инициативы Горбачева, нашедшего понимающих партнеров в лице сначала президента Рейгана, а потом президента Буша, были чрезвычайно успешны. В середине 1988 года Рейган, стоя - ни больше, ни меньше - на Красной площади, заявил, что Советский Союз уже не является 'империей зла', а в декабре 1989 на саммите на Мальте Буш и Горбачев объявили, что Холодная война окончена. Были подписаны договоры о крупном сокращении вооружений, и велись переговоры о еще более масштабных.

Политика Горбачева привела к историческим результатам дома и за границей, а потому не было причин отказываться от нее после распада государства и вынужденной отставки Горбачева в 1991. Но от нее отказались.

Преемник Горбачева, Борис Ельцин, быстро отошел от эволюционного подхода своего предшественника к старой русской традиции навязывания народу непопулярных преобразований сверху - сначала это было упразднение самого СССР, а потом экономические меры, получившие название 'шоковая терапия'.

Неудивительно, что подобные действия привели к еще более недемократичным в 1990х годах (которые, необходимо отметить, поддерживала администрация Клинтона и большинство американских СМИ и экспертов по России). Среди этих действий был вооруженный разгон парламента Ельциным, олигархическая приватизация, война в Чечне и рост коррумпированности СМИ и выборов.

Возможно, нынешний президент России, Владимир Путин, еще больше уничтожает демократические достижения Горбачева, но начался этот процесс, когда Ельцин отказался от перестройки.

Возможности, созданные Горбачевым в международных отношениях, также были упущены или, возможно, потеряны, но повинны в этом главным образом США. Вместо того, чтобы отнестись к постсоветской России как к равному партнеру по окончанию Холодной войны и гонки вооружений, администрации Клинтона и Джорджа Буша-младшего заняли триумфальную позицию по принципу 'победитель получает все' и начали добиваться односторонних уступок сначала от Ельцина, а затем от Путина. Контрпродуктивные шаги Америки включали: расширение НАТО на восток (в нарушение обещания, данного Горбачеву президентом Бушем-старшим), выход США из ПРО, который предотвращал новую ядерную гонку вооружений, фиктивный договор о сокращении ядерных вооружений 2002 года и продолжающееся военное окружение России базами США и НАТО на постсоветском пространстве.

Эти неразумные действия США, которые в Москве воспринимаются как попытка изолировать и 'сдержать' Россию, ведут к новой Холодной войне. Они уже серьезно подорвали основу для любого проамериканского настроя в Москве и убедили большинство российских чиновников, что спасение страны заключается в возвращении к доперестроечным традициям управления и возобновлении поиска стратегических союзников на востоке. Кроме того, слабый в военном плане и нестабильный в финансовом, Кремль еще сильнее ухватился за свой ядерный арсенал (безопасность которого вызывает сомнения) и увеличил его вместо того, чтобы сокращать. Похоже, что нынешняя администрация Буша решила сделать то же самое, по другим причинам. На горизонте уже маячит новая ядерная гонка вооружений.

Таким образом, двадцать лет спустя от исторических возможностей, которые Горбачев предложил своей стране и миру, осталось очень мало. Эта потеря может стать самой страшной и самой ненужной политической трагедией нашего времени. (Те, кто знаком с Горбачевым, слышали, с какой печалью он об этом говорит.)

Однако еще остается надежда, по крайней мере, в России, что, как это иногда бывает в истории, воспоминания об упущенных альтернативах вдохновят на усилия по их возрождению. Но для этого обеим странам понадобятся новые проперестроечные руководители.