Что это было: первое испытание на прочность политики распространения демократии - или первое исключение из нее?

Соперники похожи друг на друга, как близнецы: оба представляют большие страны с мощными патриотическими настроениями, уверенные в своей избранности и склонные к паранойе. Оба они - политические 'инженю'.

Впервые встретившись в 2001 г., Джордж Буш и Владимир Путин моментально поладили: вспомним хотя бы знаменитые слова г-на Буша о том, что он смог заглянуть г-ну Путину в душу. Их дружба окончательно укрепилась, когда в конце 2001 г. г-н Путин поддержал г-на Буша в 'войне с террором'. И все же, во время их встречи в Словакии 24 февраля, по крайней мере на тот момент, когда этот номер 'Economist' сдавался в набор, прежняя задушевная дружба скорее напоминала спарринг. За несколько дней до саммита г-н Буш не пожалел резких слов для своего 'заклятого союзника', призывая Америку и Европу превратить 'демократические реформы в центральную тему своего диалога с Россией'.

Россия и США повздорили из-за вторжения в Ирак. Администрация Буша выражала озабоченность по поводу российских парламентских выборов в декабре 2003 г. и политических 'реформ', предпринятых г-ном Путиным за последний год. И все же, как однажды выразился бывший американский посол в Москве, 'озабоченность - еще не политическая акция'. Что же заставило г-на Буша перейти от выражений озабоченности к более активным действиям?

Дело явно не в предполагаемых намерениях г-на Путина помочь Ирану в осуществлении его ядерной программы. Американцы говорят, что иранцы пытаются создать ядерное оружие, россияне это отрицают, но при этом обе стороны в один голос заявляют, что бомбы у Тегерана быть не должно. Похоже, последней каплей стало скорее вмешательство г-на Путина в ход украинских выборов. Именно это убедило американцев, что они больше не могут позволить себе отделять внутриполитическую ситуацию в России от попыток сотрудничать с ней на международной арене.

У г-на Путина есть свои причины чувствовать себя обманутым. Он 'проглотил' размещение американских войск в Центральной Азии и расширение НАТО на восток. Он даже фактически поддержал г-на Буша перед ноябрьскими выборами в США. И что же он получил взамен? Унижение в Ираке, американское вмешательство на Украине (по крайней мере, в его восприятии), плюс попытки ставить ему палки в колеса в связи с расчленением нефтяной компании 'ЮКОС' (на этой неделе хьюстонский суд должен был вынести решение о том, имеет ли 'ЮКОС' право подавать заявление о банкротстве в США).

Оба президента разочарованы сотрудничеством в той сфере, где их интересы, казалось бы, совпадают больше всего - борьбе с терроризмом. На этой неделе они договорились наращивать совместные усилия по борьбе с ядерным терроризмом. Тем не менее, американцы жалуются, что россиян интересуют только их собственные проблемы, а озабоченность Запада действиями Ирана и Сирии они просто игнорируют. Россиянам же, в свою очередь, до смерти надоела критика их политики в Чечне.

Раздражение у американцев вызвали и предпринимавшиеся европейскими лидерами попытки снискать расположение г-на Путина. После Украины, по словам одного американского чиновника, 'зазор' между позициями США и Европы уменьшился. Однако самая трудная задача г-на Буша, если он действительно намерен обеспечить демократизацию в России, а не только в других, более 'податливых' странах, состоит не в том, чтобы заставить европейцев 'подпевать' ему, а в том, чтобы подкрепить делом собственные слова.

Спросите любого западного дипломата о способе 'переубедить' Россию, и он просто пожмет плечами и начнет бормотать что-то о 'мягком влиянии'. Некоторые американские конгрессмены предлагают исключить Россию из 'большой восьмерки', или сделать демократизацию предварительным условием ее вступления во Всемирную торговую организацию. Однако Запад, наоборот, выступает за членство России в ВТО; выставить же г-на Путина из 'большой восьмерки', если такое вообще возможно - значит лишиться возможности влиять на него.

Кроме того, г-н Буш (как и все остальные) не желает 'резать правду-матку' в глаза г-ну Путину. Упреки в отходе России от демократии вызывают ответные обвинения в политике двойных стандартов. Россияне считают так называемые 'взаимовыгодные решения' международных проблем выгодными только для Запада.

Аналогичным образом, поучения о демократии они расценивают как замаскированные попытки добиться уступок, или пропагандистские кампании, проплаченные недовольными олигархами. Как выразился Вячеслав Никонов - аналитик, связанный с Кремлем, 'если вы поставите эти проблемы демократии в центр взаимоотношений, то никаких взаимоотношений просто не будет'.

И все же г-ну Бушу не стоит особо расстраиваться из-за невосприимчивости г-на Путина. Россия может помогать или ставить палки в колеса Америке в вопросах борьбы с терроризмом, нераспространения оружия массового поражения и энергетической безопасности, но в списке приоритетов президента США она стоит отнюдь не на первом - и даже не на десятом - месте. Если, конечно, он не воспринимает собственную 'демократическую' риторику всерьез.

____________________________________________________________

Спецархив ИноСМИ.Ru

Прохладный мир ("Le Nouvel Observateur", Франция)

Откровенный разговор об отходе от демократии в России ("The Economist", Великобритания)

Буш и Путин: Быстрая кончина дружбы ("Stern", Германия)

Урок учителя Буша ученику Путину ("Le Temps", Швейцария)

Партнер Россия ("Frankfurter Allgemeine Zeitung", Германия)

Путин обыгрывает Буша. Или. . . нет? ("New York Post", США)

Задушевные друзья? Вряд ли ("Khaleej Times", Объединенные Арабские Эмираты)

'Правильный подход к Кремлю - европейский' ("Corriere Della Sera", Италия)

Решительность в отношении России ("The Washington Times", США)

Путин выглядел униженным рядом с Бушем ("United Press International", США)

Буш-Путин: Справедливая критика ("The Guardian", Великобритания)

Познание души Путина ("The Times", Великобритания)

Путину лишь остается проглотить критику Буша("Handelsblatt", Германия)

Путин перестает улыбаться после лекции Буша о демократии ("The Independent", Великобритания)

Буш - Путин: дух холодной войны ("Le Figaro", Франция)

Братислава: Партнеры по разногласиям ("Sueddeutsche Zeitung", Германия)

Путин отрицает возврат к тоталитаризму ("The Washington Post", США)

Братислава: Великолепный бросок ("Die Welt", Германия)

Противостоять сползанию России к авторитаризму ("The Independent", Великобритания)

Что еще ждет Путина? ("Nederlands Dagblad", Голландия)

Арсеналы тирании ("The Washington Times", США)

Гнев Путина: 'Они хотят изолировать нас' ("La Repubblica", Италия)

Многоликий Путин ("Newsweek", США)

'Апельсинчики - не мед' для Владимира Путина ("The Times", Великобритания)

Как разгадать 'загадочного Путина' ("U.S.News", США)

Как нужно вести дела с Путиным ("The Weekly Standard", США)

Оставьте в покое Путина! ("The Wall Street Journal", США)

Если Россия и представляет собой опасность, то из-за своей слабости ("NRC Handelsblad", Голландия)

Демократия в России ("The Weekly Standard", США)

Россия: От доктрины Синатры к доктрине Путина ("Spiegel", Германия)

Майкл Макфол: Истинные друзья и враги России ("The Moscow Times", Россия)