Будет ли в России еще одно дело ЮКОСа? Этот вопрос преследует российский бизнес с 2003 года, когда Кремль начал судебный натиск против этой нефтяной компании и бросил ее владельца Михаила Ходорковского в тюрьму. Пока другие российские олигархи на свободе, а их компании в целости и сохранности. Однако похоже на то, что налоговое следствие против ЮКОСа - это не исключение из правил, как с оптимизмом надеялись многие инвесторы. За последние месяцы налоговые органы наносят удары одной компании за другой, предъявляя им многомиллионные иски за задолженности по уплате налогов.

Ряд нефтяных компаний был обвинен в занижении сумм налогов к уплате с использованием схем ухода от налогов, которые раньше выглядели вполне законными. В прошлом году 'Сибнефти' и TNK-BP был предъявлен счет по налоговой задолженности в суммах соответственно 730 миллионов долларов и 87 миллионов долларов. Да, эти суммы кажутся небольшими в сравнении с 28 миллиардами долларов, иск об уплате которых был предъявлен ЮКОСу. Однако неясность относительно того, сколько же в конце концов им придется платить, у бизнесменов остается. И еще одно. Недавние налоговые иски уже не ограничиваются сырьевыми компаниями.

Иностранные инвесторы были поражены, когда в декабре компании 'Вымпелком' - ведущему оператору сотовой связи - был нанесен налоговый удар в виде иска по задолженности за 2001 год на сумму 158 миллионов долларов. Компания, предоставляющая услуги под торговой маркой Beeline, на 29 процентов принадлежит норвежской фирме Telenor (TELN). С того времени государство уменьшило свои налоговые претензии до 35 миллионов долларов. Однако возникают все новые и новые налоговые дела. Даже прямые филиалы иностранных компаний не имеют иммунитета от налоговиков. В январе этого года российское подразделение японской Japan Tobacco Inc. под названием JT International обнаружило, что ему направлен иск на 85 миллионов долларов за задолженность по НДС за 2000 год.

Чем можно объяснить нынешний взрыв налоговых исков? По словам бизнесменов, то, как Кремль обошелся с ЮКОСом, дало руководителям налоговых служб сигнал о том, что они как угодно могут толковать закон. Налоговые схемы ЮКОСа соответствовали букве закона, поэтому прокуратура изобрела новые юридические концепции, среди них идею о том, что налогоплательщик может быть обвинен в 'недобросовестности'. Петр Медведев, возглавляющий налоговую деятельность в компании Ernst & Young International в Москве, говорит, что такая расплывчатость в формулировке дает налоговым инспекторам огромную и спорную власть, которая не соответствует их знаниям о работе конкретных предприятий и компаний.

МОЩНЫЙ ИНСТРУМЕНТ

Не все настроены категорически против налоговиков. До недавнего времени уклонение от уплаты налогов в России было широко распространено. 'Это в своем роде логический этап. Но правительство перебарщивает, - говорит первый вице-президент инвестиционного банка 'Ренессанс Капитал' Игорь Юргенс. - Мы должны найти компромисс между интересами государства и интересами частного собственника'.

По крайней мере, президент Владимир Путин начинает понимать вред от увеличения таких налоговых исков. В феврале он просигнализировал о своей поддержке мерам по ограничению времени, отводимого на налоговые аудиторские проверки, и полномочий налоговых инспекторов в проведении повторных проверок. Однако реализация таких мер может занять определенное время. А руководители бизнеса призывают к введению гарантий, таких как 'налоговые амнистии', в целях их защиты от налоговых претензий за давно прошедшие годы.

Для устранения неопределенности, нависшей над российским бизнесом, потребуется длительное время. Загвоздка здесь в том, что налоговая амнистия также ограничит возможности Кремля в использовании своего излюбленного инструмента контроля за оппонентами и доставляющими неприятности олигархами. Пока Путин больше думает о политическом контроле, чем об инвестиционном климате России, компании будут по-прежнему беспокоиться о том, не уготована ли им судьба ЮКОСа.