Западные страны должны принимать во внимание различные исторические этапы трансформации России, если они хотят выработать эффективную политику в отношении этой страны. Советский Союз пережил период тотального упадка перед тем, как распасться. После этого распада началась фаза демократической эйфории, которая, в свою очередь, к несчастью, спровоцировала хаос в обществе. На данный момент Россия старается восстановить социополитический порядок на определенном уровне, без возврата к коммунистическому тоталитаризму, но и не бросаясь в объятия к Западу с его либеральным и демократическим порядком. На данном этапе происходит одновременно консолидация и движение вспять. Проблема обостряется тем, что политическая элита, к которой принадлежит Владимир Путин, представляет собой реликт бывшей советской номенклатуры. Элиту образуют выходцы из КГБ, самый 'цвет' организации, избраны самые лучшие, самые образованные, обученные и самые привилегированные. Не удивительно, что эта элита может испытывать определенную ностальгию по СССР, по статусу сверхдержавы.

'Данный период - этап консолидации и, одновременно, движения вспять'.

Руководящий класс плохо переносит то, что Россия не способна быть империей, и то, что она не готова стать настоящей европейской демократией. Справедливости ради скажем: чтобы определить положение России в мире, не стоит придавать большое значение ее участию в Большой Восьмерке. Есть другие, более 'красноречивые' факторы, например, сумма, выделенная Россией в помощь жертвам цунами в Азии: 1 миллион долларов, то есть в 60 раз меньше, чем пожертвования Франции и практически в 2000 раз меньше, чем полная сумма, перечисленная Европейским Союзом! Запад должен сосредоточиться на политике, которая оставит для России единственную возможность развития в будущем: либо приспособиться к европейским реалиям, либо рисковать оказаться в изоляции, в позиции слабого. Согласившись с интеграцией Украины и Грузии в евро-атлантическую систему, Россия должна понять, что она, таким образом, подготовит себе место в будущей расширенной европейской системе. В этом - надежда России, в противном случае 'Европа от Атлантики до Урала', по поэтическому определению генерала де Голля (de Gaulle), станет источником бедствий для России, чем может воспользоваться Китай.

Бывший советник по национальной безопасности в администрации Джимми Картера (Jimmy Carter).

____________________________________________________________

Спецархив ИноСМИ.Ru

Збигнев Бжезинский: Анализ инаугурационной речи президента Буша ("Mainichi", Япония)

Збигнев Бжезинский: У украинцев появилось политическое чувство собственного достоинства ("PBS", США)

Збигнев Бжезинский: Великая коалиция ("Newsweek", США)

Збигнев Бжезинский: Имперская Россия, вассальная Украина ("The Wall Street Journal", США)

Збигнев Бжезинский: Московский Муссолини ("The Wall Street Journal", США)

Збигнев Бжезинский: Как делаются новые враги ("The New York Times", США)

Збигнев Бжезинский: Враждебность в отношении Америки велика, как никогда ("New Perspectives Quarterly", США)

Збигнев Бжезинский: Новая реальность: национальная небезопасность ("Newsweek", США)

Збигнев Бжезинский: Восстановить доверие к Америке ("The Washington Post", США)

Збигнев Бжезинский: Мир утратил доверие к политике США ("The Washington Post", США)

Збигнев Бжезинский: Моральный долг и национальные интересы Америки ("The New York Times", США)

Збигнев Бжезинский: У России нет иного выбора, кроме как сближаться с Западом ("Die Welt", Германия)

Збигнев Бжезинский: НАТО следует остерегаться России ("The Wall Street Journal", США)