После первой с момента переизбрания Джорджа Буша встречи американского президента с Владимиром Путиным на прошлой неделе в Братиславе перспективы активизации давшего трещину энергетического диалога между США и Россией выглядят не очень хорошо. Вместо того, чтобы говорить о России как об энергетическом партнере США, Буш попытался в жестких как никогда выражениях надавить на Путина и заставить его проводить демократические реформы.

Пока не ясно, как эта идеологическая конфронтация повлияет на энергетические отношения, и повлияет ли вообще. Кремль также не прилагал особых усилий для привлечения в Россию американских компаний и для налаживания нефтяного экспорта в США. Он усиливает свой контроль за энергосырьевым сектором, что ослабляет перспективы работы американских компаний в этой стране. Недавнее решение о том, что компании, в которых более 49 процентов капитала находится в иностранной собственности, не смогут принимать участие в конкурсах за крупные нефтегазовые месторождения, является лишь последним проявлением этого диссонанса.

За исключением покупки компанией ConocoPhillips небольшой доли в 'Лукойле' Россия препятствует или ставит под большой вопрос все проекты, к которым имеют отношение США. Это касается и предложения Exxon Mobil о приобретении 25-процентной доли в ЮКОСе, и увиливание от решения вопроса о расширении Каспийского нефтепроводного консорциума, в котором основная доля принадлежит ChevronTexaco. Несмотря на прошлогодние заявления премьер-министра Михаила Фрадкова о том, что доля российской нефти в закупках США скоро составит 10-12 процентов, сегодня эта цифра составляет всего 1,9 процента, и тенденции ее роста не отмечается.

Не вызывает никаких сомнений то, что Кремль рассматривает нефть и газ в качестве важного политического инструмента давления на бывшие советские республики и укрепления своих позиций на мировой арене. Преследование ЮКОСа и создание государственного нефтяного гиганта позволит Кремлю подписывать все энергосырьевые контракты на собственных условиях и формировать отношения на базе своего сырьевого могущества.

Поэтому неудивительно, что нынешняя политика в области строительства нефтепроводов, являющаяся ключевым элементом для роли России как экспортера, не имеет особого смысла вне рамок более крупных планов геополитической игры.

Рассмотрение планов прокладки исключительно дорогостоящего нефтепровода на восток, на тихоокеанское побережье, в то время как предложения о строительстве более короткого и удобного для США северного маршрута постоянно тормозятся, являются ясным свидетельством того, куда устремлена Россия в своей перспективе. С момента насильственной продажи 'Юганскнефтегаза' Москва все серьезнее флиртует с Индией и Китаем, чья географическая близость и растущие потребности создают все более привлекательную альтернативу США. В то же самое время, мало кто сомневается в том, что враждебное отношение к нефтепроводу Баку-Тбилиси-Джейхан вызвано опасениями России в том, что США и другие западные страны оспаривают ее влияние на Кавказе.

Однако сегодня совершенно не ясно, являются ли нынешние тенденции свидетельством нового антагонизма между Россией и США. Российское правительство тормозит лихорадочную распродажу государственной энергосырьевой собственности, которая передала бы власть и влияние в руки олигархов и местных политиков. Однако укрепление этого сектора под пятой Кремля не означает, что он будет закрытой территорией и в перспективе. Просто бизнес возобновится тогда, когда новая структура прочно займет свое место.

Россия не питает иллюзий, что сможет развивать этот сектор без помощи извне и охотно подписывает контракты, которые дают ей и контроль, и финансирование. Пример этому - совместное предприятие British Petroleum и 'Роснефти' по проекту 'Сахалин-5'. На рынке слышны разговоры о том, что как только утихнет шум по поводу ЮКОСа, небольшая доля акций 'Сибнефти' может отойти крупной американской компании. А президент 'Транснефти' Семен Вайншток сегодня выступает за северный трубопровод - от Тиманско-Печорского месторождения к Баренцеву морю - хотя, по его словам, он может быть построен не раньше 2010 года.