Был назначен день открытия, полностью закончено строительство, и выбрано название, но маленькое кафе в Самаре, одном из самых благополучных российских городов на берегах Волги, так и не открылось.

В течение трех последних лет оно так и стоит без посетителей. Владельцы не получают дохода, жителям города негде посидеть и поговорить, а Россия теряет еще одну малую толику инвестиций. Людмила Ананьева и ее деловой партнер - оба они бывшие советские инженеры - вложили в кафе 1,5 миллиона рублей (28 тысяч фунтов).

Они получили и разрешение на проектирование, и еще 150 подписей, которые необходимо получить в разных официальных органах, однако за несколько дней до открытия районная администрация уцепилась за какую-то формальность и отменила принятое два года назад решение, постановив, что земля должна быть возвращена, а возведенное на ней строение - разрушено. А глава районной администрации - бывший телохранитель мэра Самары - не только отказался выдать владельцам новое разрешение, но даже не принял их.

В судах прошло уже три года, а кафе все еще закрыто. Партнер Ананьевой уже работает в другом городе, а сама она навсегда отказалась от мысли начинать в Самаре какой-нибудь бизнес.

- Мы хотим получить назад свои деньги и положить их в банк. В атмосфере полного беззакония заниматься бизнесом невозможно, - говорит она, - никакой помощи от властей мы не просим; все, что нам от них нужно - пусть не мешают.

Только таким отношением властей можно, по-видимому, объяснить, почему в Самарской области инвестиции в бизнес сейчас составляют меньше, чем раньше: в прошлом году темпы роста внутренних инвестиций снизились вдвое - с 5,1 процента годом ранее до 2,6 процента.

Уровень вмешательства государства в бизнес оценить трудно, но отдельные примеры показывают, что в последние два года он стабильно растет.

В одном конце спектра стоит "ЮКОС" - нефтяной гигант, разваленный государством. Его активы были перераспределены между бывшими сотрудниками российских спецслужб, заявляющих при этом, что они всего лишь защищают государственные интересы. К тому делу было приковано внимание прессы, но ведь по всей России есть еще сотни тысяч маленьких местных 'дел "ЮКОСа"', о которых никто не слышит.

Николай Гаврилов, бывший прокурор, а ныне председатель самарского Центра правовой защиты, помогающего бизнесменам в борьбе с коррупцией, рассказывает:

- Все, что происходит в столице, быстро переходит в регионы. То, что случилось с Михаилом Ходорковским (бывшим генеральным директором "ЮКОСа"), показало местным властям, что, если такое можно сделать с ним в Москве, то это же самое можно сделать в регионах с любым другим.

Людмиле Ананьевой и ее партнеру, можно сказать, повезло: если они всего лишь потеряли свои вложения (и то не наверняка), 54-летняя Мария Воронина, владелица небольшого художественного салона в центре Самары, чуть не потеряла жизнь. Ее салон, переделка которого из помещения брошенной советской столовой стоила 50 тысяч долларов, работает с 1992 года. Однако несколько месяцев назад в салон зашли несколько крепких молодых людей.

- Между собой они говорили о том, что хотят открыть здесь казино, объясняет Воронина, - и предложили сдать им помещение, но я отказалась.

Через несколько недель ей объявили, что помещение, которая она снимала, будет продаваться.

- Я пошла в мэрию и сказала, что они не могут этого сделать, что я буду жаловаться.

В тот же вечер она поехала к друзьям-юристам за советом и возвращалась домой поздно. У ее дома ее поджидали трое мужчин в черном - один приставил к ее голове пистолет, а двое других избили. Через несколько часов она очнулась еле живая в луже собственной крови.

- Я думала, что после грабежа, с которого все началось в начале 90-х годов, все улеглось, но то, что происходит сейчас, сильно напоминает новый предел собственности, - говорит Воронина, - Никогда не знаешь, что случится завтра. В последние два года мы снова начали бояться.

За ее спиной в кабинете висит большой календарь с изображением президента России Владимира Путина в костюме для дзюдо. Но, несмотря на его уверенный вид и воинственное облачение, Воронина не чувствует себя ни уверенной, ни защищенной. В 2000 году она голосовала за него, но в прошлом году голосовать не пошла, а теперь поддерживает его противника Михаила Ходорковского, сидящего в тюрьме.

- Это новый тип человека. Он не говорит советскими лозунгами, и он достаточно богат, чтобы не красть.