Методы хозяина Кремля все больше напоминают советские. Однако западные демократии, сделавшие его партнером, колеблются сегодня, стоит ли проявить жесткость.

Приемлет ли Россия демократию? Ответ должно дать российское общество, которое до сих пор не слишком-то участвовало в решении своей судьбы. Сегодня сомнений в природе режима больше нет, он в той или иной степени авторитарен. Режим установился на фоне войны в Чечне, на фоне атаки на права и свободы. В настоящий момент, угроза отмены социальных льгот, унаследованных от СССР, мобилизовала часть населения, которая прежде поддерживала российского президента.

Один из лозунгов пенсионеров, манифестации которых прошли на улицах российской столицы, - 'Путин хуже, чем Гитлер', и это многое говорит о том, что думает уходящее поколение победителей 1945 года. В декабре 2004 года, согласно опросу общественного мнения, проведенного центром Юрия Левады, лишь 39% россиян выразили доверие главе государства, против 58% -годом ранее.

После хаоса ельцинской эпохи, многие иностранные исследователи и эксперты приветствовали пять лет назад приход к власти этого бывшего полковника КГБ, видя в нем человека, который восстановит государственный порядок, будет бороться с коррупцией и хищниками-олигархами. После 11 сентября, большинство западных руководителей соревновались в том, кто первый пожмет руку Путину, который стал союзником в борьбе с международным терроризмом. Из расчета или из цинизма, несмотря на предупреждения правозащитных организаций, они закрыли глаза на ситуацию в Чечне и, говоря шире, на антидемократические методы российского лидера.

После интервенции в Ирак, антиамериканизм спутал все карты. Конечно, дело 'ЮКОСа' вызвало беспокойство международных деловых кругов, но не слишком изменило общественное мнение. Сегодня расклад сил изменился. После расширения ЕС перенял исторический опыт новых стран-членов. Владимир Путин сам сбросил маску. Об этом свидетельствует катастрофа в разрешении кризисов с заложниками, как в Москве, так и в Беслане.

Его неоднократное личное вмешательство в ход президентских выборов на Украине вывело на свет его неоимперские амбиции в постсоветском пространстве. Россия, которой он руководит, хочет в настоящий момент лишить ОБСЕ одной из важнейших миссий: оценки законности выборов, где бы они ни проходили. Несмотря на требования европейцев и американцев, Россия упорно хочет сохранить военное присутствие в Грузии и в Приднестровье.

Сторонники Путина на Западе получили урок. К власти в России пришли функционеры в погонах, выходцы из спецслужб и армии. Реструктуризация экономики не закончена, положение дел остается шатким, несмотря на поступления в казну благодаря высоким ценам на нефть. Олигархи, верные режиму, пришли на смену олигархам Ельцина. Возникает вопрос: оказываем ли мы услугу России, продолжая ублажать Путина?