В представлениях иностранцев и многих россиян русская эстетика ограничивается матрешками и церковными лампадами. Однако все большее число современных дизайнеров начинают менять стереотипы, привлекая клиентскую базу, в основном частных лиц и компании, которые понимают преимущества современных решений.

Российский мебельный рынок оценивается в более, чем 2 млрд. долларов и продолжает быстро расти, пытаясь удовлетворить спрос внушительной базы отечественных клиентов. Из 145 миллионов человек, населяющих страну, 20% принадлежат к растущему среднему классу, а одна десятая часть живет в Москве, где строительная отрасль переживает бум.

В столице около 400 мебельных магазинов, а прилавки книжных завалены глянцевыми журналами по дизайну, такими, как 'Elle Декор' и 'Архитектурный дайджест' или отечественный 'Монитор'. Первый российский номер международного журнала по дизайну 'Wallpaper' появился в продаже в феврале. Издатели надеются продавать 25-30 тыс. экземпляров в месяц, в дополнение к мировому тиражу в 108 тыс. экземпляров.

За этим естественно должны последовать и выставки мебели, и Cosmit, продюсер Международного мебельного салона (Salone Internazionale del Mobile) в Милане, планирует привезти в этом году в Москву ряд итальянских производителей. До этого на рынке уже появилась лондонская выставка современного дизайна '100% Дизайн'. В 2004 году показ '100% Дизайн. Москва', в котором участвовали международные и отечественные производители, посетили 14 тыс. человек. В этом году он пройдет на следующих выходных и обещает стать еще больше и лучше.

Для молодых дизайнеров это еще важнее, чем магазины, издания и новое строительство в Москве. Большинству еще только предстоит пожать плоды бума в российской мебельной отрасли, потому что супер-элита страны по-прежнему предпочитает изделия всемирно известных марок, например, Alessi, Cappellini и Boffi, которые продаются в дорогих магазинах города, например, Station Design и Lege Alto.

Существует несколько утвердившихся небольших местных фирм, например, 'Алешин-студия', 'Теплицкая Дизайн' и 'Респект', но неизвестным добиться знаменитости гораздо сложнее. Иэн Рудж (Ian Rudge), управляющий директор '100% Дизайна', сравнивает нынешнюю ситуацию в России с той, которая наблюдалась в Великобритании десять лет назад, когда продавать современную мебель было трудно, а дизайнеров едва знали. Сейчас 'в России люди знают торговые марки, но не хотят применять к покупке мебели те же принципы, что и к автомобилю или моде', объясняет он.

Это подтверждает и Наталья Вишнякова, представительница нового поколения дизайнеров, участвующая в предстоящей выставке. 'Если говорить о создании идей, привлекающих наших клиентов, то это стандартный классический дизайн или хорошо раскрученные дизайнерские имена и брэнды, обычно итальянские', - говорит она.

С ней согласен и другой молодой дизайнер, Алексей Михайлов. 'Элита предпочитает покупать марку, а не инновационные дизайнерские решения, - говорит он. - В российском обществе и вкусах потребителей нет 'среднего' или 'промежуточного' слоя'.

Это находит отражение и в отношении производителей. 'Их политика полностью соответствует спросу, личным вкусам и режиму экономии на дизайне', - указывает Вишнякова. В результате, по словам Руджа, в стране нет базы для производства качественной мебели.

А потому дизайнерам приходится прибегать к ухищрениям, которыми пользовались и их британские коллеги - обращаться на иностранные заводы в Восточной Европе или импортировать материалы и изготавливать предметы самим. Вряд ли это можно назвать поточным производством.

К счастью, выставка '100% Дизайн. Москва' уже привела несколько историй к счастливому концу. Константин Ларин, лауреат прошлогодней награды 'Сделано в России', получил право представить свою компанию Uni Design на лондонском показе '100% Дизайн', и это помогло ему начать производство своей мебели. В этом году Uni Design продемонстрирует результаты своего труда, через финскую компанию Kirsi OY, выпустив коллекцию столов и скамей 'UNIbankers'.

Михайлов и Вишнякова надеются добиться такого же успеха на следующих выходных. Они и еще несколько молодых российских дизайнеров претендуют на награду 'Сделано в России' этого года.

Алексей Бородин, еще один талантливый финалист, также стремится к большему выходу за рубеж, хотя недавно получил от российского производителя заказ на разработку мебели и интерьера для 120 гостиничных номеров в, как он говорит, этническом стиле.

Ни один из этих дизайнеров не считает, что выражает какую-то определенную эстетику. По словам Бородина, 'русский облик сложится только тогда, когда российские производители выйдут на мировой рынок. На настоящий момент русский облик - это синтез всего, что стало доступно в России'.

Большинство творений непростительно современны, угловаты, на них слишком много глянца. 'Здешний дизайн более смелый, яркий и блестящий', - признает Рудж. Типичные примеры - это 'стул-ящик' Константина Мазуревского, бамбуковая лампа Марии Сумниной и фасеточный шезлонг Алексея Михайлова, а также 'кресло-батут', за которое Ларин и был награжден в прошлом году.

Но даже если одержимые роскошью россияне не оценят отечественные таланты, ничто не мешает смелым, ярким и блестящим добиться успеха на Западе.