Падма Десаи - профессор Колумбийского университета в Нью-Йорке, специалист по сравнительному экономическому анализу.

Последние меры, принятые российским президентом Владимиром Путиным, вызвали на Западе, а также в Германии настоящую бурю осуждения. Путин, говорят его критики, подводит мину под развитие России по пути либерального государства, ревизует прогресс в вопросах частной собственности и свободы прессы, достигнутый при его предшественнике Борисе Ельцине. Но это, возможно, по отношению к господину Путину несправедливо, и, судя по всему, немецкий канцлер - близкий союзник знающего немецкий язык российского президента - это тоже очень хорошо понимает.

Путин, заняв пост президента, получил в наследство бездействующую государственную систему с серьезными экономическими недостатками. В докладе ОЭСР за 2001 год ситуация описывается следующим образом: 'В России отсутствует единое экономическое пространство, из-за огромного количества административных барьеров и препон, которые инвесторы вынуждены преодолевать особенно на региональном уровне, федеральные законы и постановления не выполняются'. Поэтому во время первого президентского срока Путина был принят ряд законов, регулировавший вопросы, связанные с инвестициями, банкротством и налогообложением. Налоги были уменьшены, была начата судебная реформа. Эти законы ориентировались на международные нормы, впрочем, были проблемы при их реализации на региональном уровне.

В частности, существуют некоторые доказательства того, что то, каким образом некоторые олигархи в девяностые годы присваивали такие ценные ресурсы, как нефть, алюминий и никель, способствовало распространению практики невыполнения федеральных законов на федеральном уровне. Олигархи использовали свою финансовую власть с целью оказания давления на правительственные органы, суды и средства массовой информации на местном уровне. Так, Михаил Ходорковский, создавая в лице ЮКОСа самый лучший с точки зрения управления частный нефтяной концерн, пытался путем оказания серьезного политического давления саботировать законодательную власть на федеральном уровне. Во всяком случае, это доказывает интервью Германа Грефа, министра торговли и экономического развития, очень активного сторонника рыночной экономики и противника монополий, 'Независимой газете'. Он, конечно, охарактеризовал следствие, проводимое Генеральной прокуратурой, 'дешевым популизмом', но указал также на грубые методы Ходорковского, которые он использовал, когда речь шла о том, чтобы принимаемые федеральные законы были на пользу ему: 'Мне жаль, но ты или отзываешь закон, или же мы тебя заменим. У тебя есть выбор'.

В результате террористического акта, совершенного в сентябре прошлого года в Беслане, под угрозой в очередной раз оказалась территориальная целостность России, которая, по мнению Путина, из-за постоянного неуважения к федеральным законам со стороны регионов находится под вопросом и без того. Угроза возникла из этнически-религиозной смеси исламского фундаментализма, объединяющего цепь преимущественно мусульманских государств в кавказском регионе на юге России. Те хаос и безрассудство, с которыми пришлось встретиться в Беслане, показали, по мнению Путина, сколь срочным для антитеррористической борьбы является создание командных структур, связывающих федерацию и регионы.

Нарушает ли получение Путиным президентского права назначать губернаторов российскую конституцию? Она определяет Россию в качестве федерального государства, базирующегося на суверенитете народа. Но порядок проведения выборов глав в 89 субъектах федерации неясен. После того, как Борис Ельцин инициировал принятие конституции, он до 1995 года продолжал назначать губернаторов сам. Это, что касается порядка проведения выборов, может вполне вызывать двусмысленность.

Подвергаются ли российские средства массовой информации излишнему контролю и запугиваниям, как это утверждала в декабре прошлого года "New York Times"? Во времена Ельцина телеканалы и пресса искали поддержку у правительственных чиновников и олигархов. Результатом являлось то, что они становились пропагандистской машиной своих спонсоров вместо того, чтобы быть источником независимой информации. Драконовские ограничения эпохи Ельцина не давали им возможности попробовать другие источники финансирования. При Путине некоторые телеканалы поставлены под государственный контроль, так что теперь налицо большая прозрачность. Это относится также к жесткой налоговой политике по отношению к предприятиям, в массовом порядке исправившим недостатки в бухгалтерском учете и ушедшим из теневой экономики.

Что думают простые россияне по поводу консолидации президентом Путиным политического авторитета? Согласно опросу, проводившемуся в сентябре прошлого года, 55 процентов опрошенных были против назначения губернаторов. Более 50 процентов считали, что России необходима сильная оппозиционная партия, 30 процентов высказали желание, проголосовать на выборах в Думу в 2007 году за либеральную партию - сигнал к объединению в адрес расколотых сил. 57 процентов готовы разрешить спецслужбам перлюстрировать почтовые отправления, прослушивать телефонные разговоры. Наконец, большинство считает российских предпринимателей бессовестными, но осуждает показательные процессы в стиле ЮКОСа.

Несмотря на взятый Путиным курс концентрации, направленный на то, чтобы обеспечить этой громадной и находящейся в состоянии хаоса стране эффективное правительство, в России однажды будут господствовать либеральные структуры. На этой основе мы должны будем продолжать развивать германо-российские отношения.

____________________________________________________________

Избранные сочинения Падмы Десаи на ИноСМИ.Ru

В российской истории уже было противостояние между властью и бизнесом ("The Wall Street Journal", США)

Несмотря на усмиренную политическую оппозицию, Путина ожидают еще большие трудности, чем прежде ("The Financial Times", Великобритания)

Бедный российский избиратель ("The Wall Street Journal", США)

Путин - Ходорковский: неравное противостояние ("The Financial Times", Великобритания)

Помочь России подготовиться к вступлению во Всемирную торговую организацию ("The Financial Times", Великобритания)