Недавно в древнем Братиславском Граде у президента Буша и российского президента Владимира Путина состоялась 'конструктивная и дружеская' дискуссия о демократии.

Знаем мы и то, что между делом они провели конструктивную и дружескую дискуссию о рыночной экономике и старой как мир формуле 'спрос-предложение'. Причем речь шла конкретно об американском спросе на нефть и газ и российском предложении.

При всех трениях между Россией и Америкой ясно одно: вопросы экономики, и особенно энергетики могут в будущем стать самой бесконфликтной и многообещающей сферой нашего экономического и политического сотрудничества. Проводя разумную политику в этой важной области, обе страны способны получить массу преимуществ как в плане экономики, так и в плане безопасности.

Энергетическая безопасность США зависит от диверсификации поставок энергоносителей и источников таких поставок, а также от роста эффективности и экологических стандартов в энергетике. В последние годы мы сосредоточиваем внимание на сокращении зависимости Америки от импорта нефти и минимизации последствий от срывов таких поставок в будущем. Принимаемые меры связаны с сокращением использования нефти в производстве электроэнергии и промышленного топлива, а также ужесточением стандартов экономичности для автомобильных двигателей. Эти успехи, в сочетании с развитием новых технологий (вспомним, хотя бы о 'гибридных автомобилях'), позволяют сократить рост потребления энергоносителей в стране.

Теперь, что касается предложения: Россия обладает крупнейшими в мире запасами природного газа, и стоит на первом месте по его добыче и экспорту. По объему добычи нефти Россия соперничает с Саудовской Аравией, по ее экспорту прочно занимает второе место в мире, и к тому же обладает весьма солидными запасами этого сырья. Столь важные факты не остаются без внимания в политических кругах.

В мае 2002 г. мы начали 'энергетический диалог' с Россией, расширяя возможности для американских инвестиций в российском топливно-энергетическом секторе и российского экспорта энергоносителей в США. Однако этот диалог далеко не во всем можно назвать успешным. Общее ухудшение инвестиционного климата в России негативно отразилось на американских капиталовложениях. Американские компании с определенным недовольством относятся последним акциям российских властей, подрывающим принцип нерушимости контрактов, например, отзыву лицензий по проекту 'Сахалин-3' и заявлениям о намерении провести по ним новый тендер, ренационализации активов в нефтяной промышленности, и ограничениям на участие в конкурсах по стратегически важным лицензиям в области добычи нефти, газа и других полезных ископаемых.

Однако и в этой области не все обстоит так уж мрачно: вспомним хотя бы о создании совместного предприятия 'TNK-BP' и покупке 'ConocoPhillips' пакета акций 'ЛУКойла'.

В то же время, развитие российско-американской торговли нефтью сдерживается факторами структурного порядка: например, отсутствием у России глубоководных портов, способных принять супертанкеры для доставки российской нефти в США, или решением 'Транснефти' о сооружении трубопровода для будущих нефтяных поставок на Дальний Восток - вероятно, в Китай.

Более рациональное и экономически обоснованное решение о строительстве нефтепровода к побережью Баренцева моря и глубоководному порту в окрестностях Мурманска откладывается, несмотря на то, что этот проект поддерживают как российские, так и американские компании.

Впрочем, 'северный маршрут' остается на повестке дня, и, возможно, в ближайшем будущем дело сдвинется с мертвой точки.

В области газовых поставок ситуация выглядит лучше. На российском газовом рынке господствует 'Газпром', где государство владеет 38% акций. Треть своей продукции 'Газпром' экспортирует в Европу по трубопроводной системе, обеспечивая 25% ее потребностей в этом виде сырья. За последние 30 лет поставки газа прервались лишь однажды, и всего на один день - из-за неплатежей белорусских потребителей. Столь надежная и бесперебойная работа заслуживает восхищения.

Сегодня 'Газпром' стремится к расширению и диверсификации рынков сбыта, как за счет расширения трубопроводной сети, так и за счет выхода на рынок сжиженного газа. Соединенные Штаты, с учетом роста потребления сжиженного газа и озабоченности энергетической безопасностью страны, рекомендуют 'Газпрому' превратить американский рынок в приоритетное направление - и концерн на практике следует этому совету.

В 2004 г. 'Газпром' подписал с тремя американскими транснациональными корпорациями соглашения об эксплуатации газовых месторождений в Баренцевом море, создании мощностей для производства сжиженного газа и его поставке в США: в результате концерн сможет выйти на рынок сжиженного газа уже в будущем году. Подобные действия можно только приветствовать - ведь мы нуждаемся в долгосрочных и бесперебойных поставках экологически чистых энергоносителей для удовлетворения нашего растущего спроса. 'Аппетит' Америки на природный газ неуклонно растет, и, в условиях сокращения его добычи внутри страны, поставки сжиженного газа, как ожидается, должны восполнить возможный дефицит.

После Братиславы г-н Буш должен продолжать дискуссии о состоянии демократии в России или неудачах и перспективах российско-американской торговли энергоносителями. Эти вопросы взаимосвязаны.

Мы должны настаивать, чтобы г-н Путин выполнял соглашения о расширении российско-американской торговли нефтью и газом. Это позволит России выйти на новые рынки и укрепит энергетическую безопасность США за счет диверсификации поставок. Надежная, стабильная торговля нефтью и газом в долгосрочной перспективе позитивно отразится на безопасности обеих стран. А экономические преимущества, которые Россия получит от этой торговли, будут способствовать ее движению в сторону укрепления демократии.

С 1996 г. по октябрь 2004 г. Леонард Л. Коберн возглавлял управление по делам России и Евразии в министерстве энергетики США