8 марта в Чечне в ходе специальной операции был убит бывший президент Ичкерии и лидер местных сепаратистов Аслан Масхадов. Чечня - не самое удачное место для президентства. Дудаев, как считается, погиб от взрыва наведенной на него российскими спецслужбами ракеты. Сменивший его на посту вице-президент Яндарбиев погиб в далеком Катаре после взрыва в собственном автомобиле. Избранный после гибели Дудаева президент Ичкерии Масхадов убит вчера и, наконец, Ахмад Кадыров - уже президент Республики Чечня в составе России - погиб в прошлом году в результате теракта, организованного чеченскими боевиками.

До сих пор не ясно, как погиб Масхадов. Судя по всему, задачи 'убить', у тех, кто проводил операцию, не стояло. Согласно версии вице-премьера Чечни Рамзана Кадырова, Масхадова при штурме случайно застрелил один из его соратников. По версии регионального штаба по управлению контртеррористической операцией Масхадов погиб, когда взрывотехники пытались вскрыть бункер, где он находился. Но и этот взрыв не был направлен против Масхадова, все остальные лица, укрывшиеся в бункере, были взяты живыми и уже дают показания. Таким образом, вполне вероятно, что вмешался господин Случай, бывает и такое.

Важнее понять, что выиграла, а что проиграла Россия в результате смерти Масхадова? Збигнев Бжезинский, едва ли не первый из западных политологов, отреагировавший на происшедшее, убежден, что уничтожение Аслана Масхадова оставило Чечню без умеренных лидеров. И более того, что теперь в лице Масхадова "чеченцы получили символ сопротивления", который лишь укрепит их стремление к отделению.

И с моей точки зрения, пленение Масхадова было бы предпочтительнее, но совсем по иным причинам, что приводит г-н Бжезинский. Масхадов уже давно являлся не столько военной, сколько, пропагандистской фигурой, вес которой к тому же стремительно падал. Каждые новые президентские выборы в Чечне, а они, напомним, проходили уже дважды, реальный политический вес Масхадова свели почти к нулю. Сдутый шарик имиджа Масхадова надувался не в Чечне, а за ее пределами, так что новым 'символом сопротивления', как утверждает Бжезинский, Масхадов не станет. Как им не стал и Яндарбиев, хотя и по этому поводу бытовало немало схожих рассуждений.

Преувеличена и так называемая 'умеренность' Масхадова. Во-первых, его 'умеренность' во многом продукт ичкерийских PR-технологов, чтобы в глазах западного общественного мнения хоть как-то уменьшить ущерб, постоянно наносимый на этом поле Шамилем Басаевым. Для самой России вся эта западная игра в 'злого и доброго следователя' значения не имела, поскольку и первый, и второй были реально причастны к терактам и продолжали настаивать на неприемлемой для Москвы позиции - отделения Чечни. Иначе говоря, если последствия смерти Масхадова и скажутся, то гораздо серьезнее на Западе, чем в самой Чечне. Проичкерийским силам придется срочно искать новую фигуру на роль 'доброго следователя', не говоря уже о том, что дублер неизбежно окажется слабее оригинала. За Масхадовым стояло все-таки пусть и смутное, но прошлое.

Думаю, что со смертью Масхадова Россия проиграла по другим причинам. Во-первых, спецслужбы лишились потенциально очень важного источника информации. То, что мог бы рассказать Масхадов, не расскажет уже никто. Другое дело, что информация, которой он владел, особенно времен первой чеченской кампании и переговоров в Хасавюрте, была для многих российских политиков взрывоопасна. Так что, услышав новость о гибели Масхадова, многие из прошлых политических тяжеловесов в России, вздохнули, думается, с облегчением.

Уверен, правда, даже самая горькая, о том, как Россия сумела 'вляпаться' в Чечне, пошла бы ей только на пользу, даже если бы плененный Масхадов защищался на процессе с изощренностью Милошевича. Наконец, процесс над живым Масхадовым, был бы необычайно полезен для того, чтобы разоблачить множество до сих пор бытующих на Западе мифов, связанных с тем периодом истории, когда Ичкерия под его руководством фактически обрела независимость. А это немалый отрезок времени между Хасавюртовскими соглашениями 1996 года и вторжением чеченских боевиков в Дагестан в 1999, что послужило началом второй чеченской войны.

Материалы и российской и даже ичкерийской прокуратуры того периода, могу это засвидетельствовать лично, изобилуют многочисленными доказательствами геноцида русского народа, несправедливостей шариатского суда, грабежей, в которых принимали участие не только полевые командиры, но и силы безопасности самого президента Ичкерии. Как свидетельствуют архивные материалы, многие средства, направляемые в Чечню из России в этот период (Москва, например, пыталась оплачивать пенсии местным пенсионерам) оказались на личных и бесконтрольных для общества счетах Масхадова и, в конце концов, осели в зарубежных банках или были пущены в семейный бизнес.

Наконец, это тот самый период, когда в 'свободной' Ичкерии расцвел самый позорный и бесчеловечный бизнес - работорговля. Первые отрезанные головы заложников на видеокадрах относятся именно к тому масхадовскому периоду. Короче говоря, очень жаль, что руководитель 'такой независимости' ушел от ответов на все эти вопросы. Масхадов стал президентом страны, которая освободившись, занялась не государственным строительством и восстановлением экономики, а разбоем.

Отличный военный, что никто и не оспаривает, Аслан Масхадов оказался бездарным политиком. На деле покойный умер дважды. Сначала потеряв контроль над собственной страной, а теперь и физически. И нет ни малейшего шанса, что Масхадов воскреснет хотя бы как символ. Такие не воскресают.