10 марта 2005 года. Кремль назвал ликвидацию лидера чеченских повстанцев Аслана Масхадова своей победой в войне против терроризма. Но это не так. Убийство г-на Масхадова устранило единственного чеченского командира, который был готов предложить Москве мир. Президент России Владимир Путин, быть может, наслаждается своим моментом триумфа, но он ничуть не приблизился к окончанию насилия.

Г-н Путин несет большую долю ответственности за кризис, который он обещал разрешить, когда в 2000 году пришел во власть, однако при нем этот кризис только лишь ухудшился. Хотя российские силы подавили повстанцев на большей части Чечни, им не удалось предотвратить распространение насилия на другие территории этого региона.

Г-н Путин правильно сделал, ответив силой на силу. Ему пришлось направить армию против повстанцев, особенно, когда более радикальные чеченские полевые командиры, в первую очередь Шамиль Басаев, стали проповедовать нападения на гражданские объекты. Однако отказ г-на Путина от переговоров с умеренными лидерами повстанцев загнал чеченских сепаратистов в угол, и, как это было в других случаях в истории терроризма, их ответом стало экстремальное насилие. Результатом этого явились захват заложников в московском театре, взрыв в воздухе двух авиалайнеров и захват школы в Беслане.

Г-н Масхадов не был ангелом. Он был командиром, который участвовал в жестокой гражданской войне. Но, как избранный президент автономной Чеченской республики, которую Москва нехотя терпела в конце 1990-х годов, он имел определенную легитимность в глазах чеченцев. Он также предлагал мирные переговоры с Москвой, в самый последний раз в прошлом месяце, когда он отдал приказ о временном прекращении огня как о знаке доброй воли. Урегулирование конфликта казалось весьма отдаленной перспективой: повстанцы хотят независимости, то есть того, о чем Москва и думать не желает. Но, по меньшей мере, г-н Масхадов был партнером по переговорам, которому можно было наполовину доверять. И вот теперь нет никого.

Гибель г-на Масхадова создает вакуум в руководстве повстанцев. Его союзники назначат преемника, но он едва ли будет пользоваться таким большим авторитетом, как г-н Масхадов. Убийство г-на Масхадова играет на руку г-ну Басаеву, который теперь имеет возможность нарастить собственное влияние и, в отсутствие сдерживающего голоса г-на Масхадова, еще больше радикализовать чеченские взгляды.

Едва ли что-либо из вышесказанного убедит г-на Путина пойти на мирные переговоры с повстанцами. Представляется, что он намерен и дальше проводить свою политику преимущественно силового воздействия, при поддержке большинства российской общественности.

Запад мало что способен сделать, чтобы повлиять на российского президента. Однако недавняя тенденция западных лидеров почти не говорить о Чечне, по крайней мере, публично, из опасения обидеть г-на Путина не способствует прекращению кризиса.

Было бы лучше, если бы Чечня оставалась в международной повестке. И не только по соображениям морали. Пока что мусульманские чеченские повстанцы в основном действуют независимо от международных исламских террористических групп. Однако чем дольше длится этот конфликт, тем выше вероятность того, что чеченцы перенесут свою борьбу за пределы страны. В предотвращении этого заинтересованы все.

___________________________________________________________

Спецархив ИноСМИ.Ru

Путин борется против мира в Чечне ("El Mundo", Испания)

Кавказ: Ведьмин котел вот-вот взорвется ("Frankfurter Rundschau", Германия)

Новым лидером чеченских сепаратистов будет не Басаев ("The Guardian", Великобритания)

Обещание тотальной войны ("Liberation", Франция)

Что ждет Чечню? ("The Times", Великобритания)

Кремль доведет войну до кровавого конца ("Helsingin Sanomat", Финляндия)

Влияние чеченской войны на регион ("The Washington Post", США)

Чечня: переговоры на языке оружия ("Turun Sanomat", Финляндия)

Мертвые герои живут дольше ("Der Standard", Австрия)

Гибель повстанца вызвала дебаты относительно стратегии для Чечни ("The New York Times", США)

'Это оскорбление для всего чеченского народа' ("Liberation", Франция)

Чечня: Стратегия Европы ("Frankfurter Rundschau", Германия)

Убийство Масхадова: двусмысленная победа России ("Il Мessaggero", Италия)

Масхадов - умеренный лидер, который хотел мира ("Le Figaro", Франция)

Россия и Чечня ("The International Herald Tribune", США)

Масхадов - талантливый военный, не устоявший перед исламистами ("The Times", Великобритания)

Масхадов - жертва российских и исламских радикалов ("The Guardian", Великобритания)

Масхадов ("Die Welt", Германия)

Смертельный враг Кремля ("Frankfurter Allgemeine Zeitung", Германия)

Москва ликвидирует президента чеченских сепаратистов ("Liberation", Франция)