Смерть бывшего чеченского президента Аслана Масхадова особой реакции в Европейском союзе не вызвала. Брюссель как посредник в войне за сепаратистский регион списал его со своих счетов. После отказа Владимира Путина видеть в Масхадове партнера по переговорам, делать ставку на него не было больше никакого смысла.

Часть представителей Европейского парламента относится к этому иначе. Так, председатель подкомитета по правам человека, представитель французских 'зеленых' Элен Флотр (Hеlеne Flautre), настаивает на проведении в парламенте в связи со смертью Масхадова дискуссии. Смерть Масхадова говорит многое о замыслах Москвы, направленных на то, чтобы 'закрыть все возможности для политического решения проблемы'.

Представители ЕС, курирующие вопросы внешней политики, как и парламентарии, стремятся к политическому урегулированию. Но после появления многочисленных и одновременно бесплодных резолюций они сделали ставку на спокойное и настойчивое использование дипломатических средств. Ключевым в данном случае является документ, принятый год назад в ведомстве главного дипломата ЕС Хавьера Соланы (Javier Solana). В нем говорится, что вопрос 'нарушения прав человека в Чечне необходимо постоянно поднимать' в рамках политического диалога с Москвой.

Одновременно российскому президенту Путину были предложены посреднические услуги. Он их не принял, но после последней встречи с канцлером Германии Герхардом Шредером (Gerhard Schroeder) дверь для участия ЕС в восстановлении Чечни была открыта. В Комиссии ЕС теперь идет работа над практической стороной дела. Впрочем, является ли это возможностью для оказания европейской помощи в политическом урегулировании конфликта, - тут дипломаты проявляют большую осторожность.

В настоящее время они связывают некоторые надежды с испанцем Жиль-Роблесом (Gil Robles), курирующим в Совете Европы, резиденция которого находится в Брюсселе, вопросы, связанные с правами человека. Некоторым дипломатам Роблес кажется подходящей фигурой по той причине, что у него хорошие отношения как с Путиным, так и с чеченцами. Обе стороны, говорят в Брюсселе, уважают его.

Помимо таких непосредственных, пусть даже не привлекающих всеобщего внимания попыток найти политическое решение проблемы, европейская дипломатия делает ставку на кавказскую политику, которая должна способствовать умиротворению всего региона и, тем самым, пойти также на пользу Чечне. С другой стороны, в Брюсселе надеются на косвенное, но в долгосрочном плане стабильное воздействие идущих переговоров с Россией по вопросу заключения договоров. У России, тесно связанной с ЕС выгодными договорами о сотрудничестве, видимо, будет больше готовности идти на изменение курса в чеченском вопросе.

Таким образом, ЕС следует линии политических объятий, которую представляет Берлин, и которую считают верной и в других столицах Союза. Тесно связанная с ЕС Россия, таков расчет, будет искать политическое решение чеченской проблемы, уже исходя из своих собственных интересов, так как в ином случае конфликт может в долгосрочном плане представлять угрозу российским интересам, связанным с доходным экономическим и тесным политическим сотрудничеством с ЕС.

___________________________________________________________

Спецархив ИноСМИ.Ru

Убийство Масхадова: двусмысленная победа России ("Il Мessaggero", Италия)

Масхадов - умеренный лидер, который хотел мира ("Le Figaro", Франция)

Россия и Чечня ("The International Herald Tribune", США)

Масхадов - талантливый военный, не устоявший перед исламистами ("The Times", Великобритания)

Масхадов - жертва российских и исламских радикалов ("The Guardian", Великобритания)

Масхадов ("Die Welt", Германия)

Смертельный враг Кремля ("Frankfurter Allgemeine Zeitung", Германия)

Москва ликвидирует президента чеченских сепаратистов ("Liberation", Франция)