Москва, 9 марта 2005 года. Убийство Аслана Масхадова, лидера чеченских повстанцев и президента сепаратистского правительства чеченской республики Ичкерия в изгнании, породило в России в среду дискуссии по вопросу о том, стала ли эта смерть шагом вперед или назад.

На первый взгляд, это убийство явилось редким публичным успехом российской политики в Чечне, в которой захват или уничтожение известных лидеров повстанцев и террористов является широко разрекламированной целью. Верные Кремлю политики приветствовали эту акцию как деморализующую потерю для сепаратистов, которая должна придать новый импульс участвующим в этой войне силам безопасности России.

"Ликвидация террориста международного класса означает лишь то, что теперь будет значительно меньше зла", - сказал спикер Государственной Думы РФ Борис Грызлов, высказывания которого транслировались по национальному телевидению.

Однако правозащитные организации заявили, что гибель г-на Масхадова означает потерю как готового переговорщика, так и лица, оказывавшего сдерживающее влияние на сепаратистов, многие из которых в последние годы прибегли к терроризму. Теперь, говорят они, нас, возможно, ожидает усиление насилия.

"Масхадов хотел мира и намеревался что-то сделать в этом направлении, - сказала Валентина Мельникова, руководитель Союза комитетов солдатских матерей, антивоенной группы, которая консультирует российских солдат и ветеранов. - Теперь, когда он мертв, открыта дверь для исламских радикальных лидеров и движений".

Сами сепаратисты говорили то же самое, объявив трехдневный траур, но также заявив, что о переговорах теперь не может быть и речи, и призвав к джихаду, чтобы отомстить за смерть г-на Масхадова. Они приказали подразделениям повстанцев продолжать ранее спланированные нападения весной и летом.

"Захватчики и марионетки утверждают, что это их победа, - сказано в одном из многих сообщений, помещенных на веб-сайтах, которые часто используют повстанцы. - Начался новый период в истории российско-чеченского военного конфликта".

Резко различающиеся прогнозы влияния гибели г-на Масхадова отражают давно существующий раскол между Кремлем и критиками чеченской войны.

Правительство России называло вторую войну в Чечне, начавшуюся в 1999 году, необходимой составной частью многонациональных усилий, направленных против террористических группировок, и нередко утверждало, что мусульманские сепаратисты являются порождением международного джихада "Аль-Каиды".

Вне кремлевской сферы влияния войну в основном осуждают за коррупцию и жестокость российских войск и чеченских ставленников, которых они поддерживают.

Пятидесятитрехлетний г-н Масхадов, который в 1997 году был законно избран президентом чеченской республики Ичкерия, как называют свою маленькую кавказскую страну сепаратисты, был одним из двух самых известных лидеров повстанцев.

Другой лидер, Шамиль Басаев, возглавляет исламскую террористическую группировку; он взял на себя ответственность за самые страшные в постсоветской России акты терроризма, включая захват в 2002 году одного московского театра, взрывы в воздухе двух пассажирских авиалайнеров и захват средней школы в Беслане прошлой осенью.

Группировка г-на Басаева также использует террористов-смертников, в том числе женщин, причем не только на Кавказе, но также в Москве. В последние годы г-н Басаев стал более заметным и злобным врагом Кремля.

Но г-н Масхадов представлял для своих российских противников политический вызов.

Бывший полковник Красной Армии, он иногда высказывался против терроризма и часто предлагал Кремлю переговоры, чтобы достичь политического урегулирования вооруженного конфликта. Он также ссорился с г-ном Басаевым и говорил, что готов отдать его в руки правосудия.

Более того, он имел сеть своих сторонников на Западе, что придавало ему ауру легитимности, с которой не мог соперничать никто из других командиров повстанцев или террористов. В прошлом месяце правительство в изгнании собралось на встречу в Лондоне с Союзом комитетов солдатских матерей, чтобы обсудить возможное мирное урегулирование. Эта встреча привлекла внимание европейских дипломатов, некоторые из которых на ней присутствовали.

Г-н Масхадов был во вторник окружен российскими спецназовцами в бункере, который находился под домом в чеченском селении. Чиновники сказали, что во время боя в среду он погиб от взрыва гранаты. Это не соответствовало прежним сообщениям, где говорилось, что он оказал сопротивление аресту и был застрелен после того, как открыл огонь по российским спецназовцам.

Поскольку не существует очевидной альтернативы г-ну Масхадову, его потеря, как заявили критики войны, может привести к опасной реорганизации чеченских боевиков.

"В сепаратистском движении много умеренных, у которых нет лидера, - сказала Таня Локшина, директор программы Московской Хельсинкской группы, которая часто ездит в Чечню. - Сейчас они стоят перед выбором: либо прекратить борьбу, либо присоединиться к Басаеву. И я думаю, что большинство пойдет к Басаеву".

___________________________________________________________

Спецархив ИноСМИ.Ru

Убийство Масхадова: двусмысленная победа России ("Il Мessaggero", Италия)

Масхадов - умеренный лидер, который хотел мира ("Le Figaro", Франция)

Россия и Чечня ("The International Herald Tribune", США)

Масхадов - талантливый военный, не устоявший перед исламистами ("The Times", Великобритания)

Масхадов - жертва российских и исламских радикалов ("The Guardian", Великобритания)

Масхадов ("Die Welt", Германия)

Смертельный враг Кремля ("Frankfurter Allgemeine Zeitung", Германия)

Москва ликвидирует президента чеченских сепаратистов ("Liberation", Франция)