Владимир Путин - человек осторожный. Он не трубил победу после 'уничтожения' того, кто был президентом Чечни - Аслана Масхадова. Поздравляя федеральные войска, он просто заявил: 'Еще многое нужно сделать'. Вчера Владимир Владимирович как обычно был в своем кабинете и просматривал целую серию законов, уже одобренных Думой. Неподалеку от Кремля, в здании парламента, радость выражалась более бурно. Депутаты поздравляли друг друга, и председатель Борис Грызлов утверждал, что 'зла станет меньше'.

По мнению одних, речь идет о 'повороте в борьбе с терроризмом и надежде покончить с этим конфликтом'. По мнению других, спецслужбы должны удвоить бдительность, чтобы избежать возможности увеличения количества терактов и попытки радикалов, возглавляемых Шамилем Басаевым, воспламенить весь Кавказ.

Однако никто, кроме борцов за права человека, не скорбит по поводу кончины Аслана Масхадова. По мнению большинства россиян, человек, избранный в 1997 году на пост президента автономной республики на Кавказе, составил с Шамилем Басаевым дьявольскую пару. После каждого теракта, взятого на себя полевым командиром Шамилем Басаевым, Масхадов осуждал слепое насилие и предлагал провести переговоры. Один словно играл роль доктора Хайда, а другой - мистера Джекилла. Заставив убрать силами спецвойск ФСБ (бывшего КГБ) 'доброго доктора', Кремль оставил на сцене только беспощадного террориста.

По мнению Алексея Малашенко из фонда Карнеги, 'Владимир Путин выбил почву из-под ног у всех тех, кто пытался найти политическое решение конфликта. Совет Европы и организации, подобные Комитету Солдатских матерей отныне остались не у дел'.

Александр Черкасов из фонда 'Мемориал' тоже считает, что 'посредничество Европы теперь столкнется с трудно разрешимой проблемой. С кем вести дискуссию?' Кто осмелится предложить России сесть за один стол с Шамилем Басаевым, который сам взял на себя ответственность за кровавый захват заложников в Беслане и на Дубровке?

Многие комментаторы, такие как Андрей Громов или Максим Соколов, считают, что Москва нанесла смертельный удар по 'лагерю мира' за две недели до круглого стола по Чечне в Страсбурге. Автор отчета о европейской парламентской ассамблее, очевидно, не ошибается. Андреас Гросс живо отреагировал на 'убийство', которое он считает 'ловушкой для мира'.

Вся российская пресса задается вопросом, кто же будет преемником Аслана Масхадова. Высший комитет обороны, председателем которого был Масхадов, должен будет собраться для выборов нового руководителя. Многие лидеры мертвы. У других руки слишком замараны кровью, чтобы представлять свою страну перед международным сообществом. По словам Бориса Надеждина из СПС (Союза Правых Сил), 'одна лишь личность кажется мне приемлемой - Ахмед Закаев, который был в некотором роде послом Аслана Масхадова заграницей. Но нет уверенности в том, что на месте у него есть хоть какое-то влияние'. Другие наблюдатели называют имена Доку Умарова, министра внутренней безопасности Ичкерии, или Абдула Хакима, радикального исламиста, который велит называть себя шейхом.

И все же ни одна из этих личностей не будет столь же законной, как Аслан Масхадов, избрание которого признавалось Москвой до начала второй чеченской войны в 1999 году.

Алексей Малашенко опасается, что это будет для Кремля 'пиррова победа'. В то время как политолог Юлия Латынина полагает, что худшее теперь неизбежно: 'Со смертью Масхадова единственный шанс удержать страну внутри Российской Федерации потерян. С Масхадовым можно было разговаривать. Экстремисты же стремятся лишь к тотальной войне'.

___________________________________________________________

Спецархив ИноСМИ.Ru

Новым лидером чеченских сепаратистов будет не Басаев ("The Guardian", Великобритания)

Обещание тотальной войны ("Liberation", Франция)

Что ждет Чечню? ("The Times", Великобритания)

Кремль доведет войну до кровавого конца ("Helsingin Sanomat", Финляндия)

Влияние чеченской войны на регион ("The Washington Post", США)

Чечня: переговоры на языке оружия ("Turun Sanomat", Финляндия)

Мертвые герои живут дольше ("Der Standard", Австрия)

Гибель повстанца вызвала дебаты относительно стратегии для Чечни ("The New York Times", США)

'Это оскорбление для всего чеченского народа' ("Liberation", Франция)

Чечня: Стратегия Европы ("Frankfurter Rundschau", Германия)

Чечня, загнанная в угол ("The Financial Times", Великобритания)

Убийство Масхадова: двусмысленная победа России ("Il Мessaggero", Италия)

Масхадов - умеренный лидер, который хотел мира ("Le Figaro", Франция)

Россия и Чечня ("The International Herald Tribune", США)

Масхадов - талантливый военный, не устоявший перед исламистами ("The Times", Великобритания)

Масхадов - жертва российских и исламских радикалов ("The Guardian", Великобритания)

Масхадов ("Die Welt", Германия)

Смертельный враг Кремля ("Frankfurter Allgemeine Zeitung", Германия)

Москва ликвидирует президента чеченских сепаратистов ("Liberation", Франция)