Berliner Zeitung: Аслан Масхадов, предводитель чеченских сепаратистов и президент правительства, в которое входили и Вы, в прошедший вторник был убит. У Вас есть своя информация о том, как он погиб? Рамзан Кадыров, сын год назад убитого пророссийского президента, говорит, что Масхадова обнаружили его люди.

Бисултанов: Кадыров к этому вообще не имеет никакого отношения. Он слабоумный человек, просто радующийся смерти своего противника, и не больше того. В этой операции принимала участие большая группа российских войск. У меня есть свои источники и достаточно информации, чтобы предположить, что не обошлось без предательства. Толстой-Юрт, как его называют русские, находится на самом севере Чечни. Регион считается районом развертывания русских, обычно такие специальные операции, как эта, там не проводятся. Многие свидетели говорят, что к деревне была стянута, а затем ее окружила громадная армия, буквально потрясшая весь Грозный. Здесь случайности не было.

Berliner Zeitung: С какого времени Вы знали Масхадова?

Бисултанов: С того момента, как он прибыл в Чечню и стал бороться за независимость. Лично познакомился с ним, когда в 1996 году он был избран президентом. В 1999 году, за несколько месяцев до начала так называемой второй чеченской войны, он обратился ко мне и спросил, не желаю ли я возложить на себя обязанности вице-премьера. Я почти месяц думал. Потом встретил его и сказал, что он абсолютно честный человек, и что я тоже обязан исполнить свой долг, хотя, собственно, являюсь поэтом. С той поры я был подчинен непосредственно ему. Единственно чем я горжусь так это тем, что никогда его не предавал.

Berliner Zeitung: Масхадов перед тем как стать президентом был старшим офицером в Советской Армии и, в конечном счете, воевал из подполья против той армии, военнослужащим которой он прежде был. В нем был заметен советский офицер?

Бисултанов: У него были большие теоретические знания. Кроме того, ему в определенной степени не были чужими советское или российское пространство. Он искал, надеялся и верил всегда в то, что на другой стороне тоже есть честные люди его школы. Я бы сказал иначе: он и в Советской Армии был всегда чеченцем и остался им, умирая.

Berliner Zeitung: Это, наверное, последний чеченский руководитель этого поколения с советским прошлым.

Бисултанов: Есть новые руководители. Но, пожалуй, действительно единственный в том смысле, что до самой своей смерти протягивал руку для мирных переговоров. Я уверен, что после смерти Масхадова начнется настоящая война. Поиск мирного решения будет намного, намного труднее, в частности, на всем Северном Кавказе. Смерть Масхадова большая потеря.

Berliner Zeitung: В том числе для русских?

Бисултанов: Для них в первую очередь.

Berliner Zeitung: Но Путин не видел в Масхадове партнера, с которым можно было бы вести мирные переговоры. Он называл его бандитом, который действует заодно с Басаевым.

Бисултанов: Но ведь совершенно очевидно, почему: Масхадов был в глазах всего мира законным президентом Чечни, избранным под контролем наблюдателей от ОБСЕ.

Berliner Zeitung:. . . выборы, кстати, были уже десять лет назад. . .

Бисултанов:. . .не совсем так, в 1996 году он был переизбран. И с того времени шестой год идет война. Каким образом можно проводить новые выборы в условиях кровавой войны? Несмотря на это, русские провели противозаконный референдум и заставили людей под пулеметами проголосовать, а потом были так называемые выборы, а затем сказали, что чеченский вопрос решен. Хватит! Больше этого вопроса не существует. Но живой Масхадов был опровержением этой лжи. Они это поняли и поэтому ненавидели его больше других. Они думали, что если убьют его, то убьют идею чеченской независимости. Но идею не убить.

Berliner Zeitung: Какими все же были в последнее время его отношения с Басаевым? Басаев, по его собственным словам, был организатором страшного захвата заложников в Беслане.

Бисултанов: После захвата заложников в Беслане Масхадов сказал, что при условии обеспечения минимальных гарантий безопасности готов пойти сам спасать детей. Это была не игра, это было серьезное решение. Разрыв между Масхадовым и Басаевым произошел уже после драмы с заложниками в Музыкальном театре 'Норд-Ост'. Басаев вышел тогда из состава Комитета по обороне - чеченского правительства - и с той поры возглавлял свою собственную организацию Riadus Salahin. Конечно, в подобной военной обстановке, выступая против общего агрессора, они, понятно, не могли воевать друг с другом как враги. Но боевыми товарищами с той поры они больше не были. Это не исключало каких-то контактов, из-за которых Масхадова затем выдавали за террориста.

Berliner Zeitung: Что должен предпринять сейчас ЕС?

Бисултанов: Сначала я хотел бы сказать ЕС, что смерть Масхадова, который долго апеллировал к совести Европы, теперь на ее совести. И второе: тот, кто считает, что со смертью Масхадова умерла воля чеченцев, ошибается. Европа обязана взять на себя элементарную ответственность за судьбу Чечни и, прежде всего, за судьбу России.

Berliner Zeitung: И что же это конкретно означает?

Бисултанов: Нужно искать политическое решение. Иного не дано, даже если убить тысячу Масхадовых. И кроме Европы, нет другой силы, способной на этом настоять. Расширение масштабов войны будет иметь очень опасные последствия. На всем Северном Кавказе идут бои, и существуют боевые центры, подчиненные чеченскому сопротивлению.

Berliner Zeitung: Что в данном случае понимается под 'чеченским сопротивлением'?

Бисултанов: До сих пор оно подчинялось легитимному чеченскому руководству. Но если эта самоубийственная политика будет продолжаться, тогда я считаю вполне возможным, что все оно в скором будущем будет подчинено Басаеву.

___________________________________________________________

Спецархив ИноСМИ.Ru

Чечня: Война без правил ("Die Presse", Австрия)

Москва опасается интенсификации конфликта в Чечне ("Le Figaro", Франция)

Что будет после Масхадова ("Arab News", Арабская пресса)

Чеченские сепаратисты клянутся продолжать войну ("The Times", Великобритания)

Путин борется против мира в Чечне ("El Mundo", Испания)

Кавказ: Ведьмин котел вот-вот взорвется ("Frankfurter Rundschau", Германия)

Новым лидером чеченских сепаратистов будет не Басаев ("The Guardian", Великобритания)

Обещание тотальной войны ("Liberation", Франция)

Что ждет Чечню? ("The Times", Великобритания)

Кремль доведет войну до кровавого конца ("Helsingin Sanomat", Финляндия)

Влияние чеченской войны на регион ("The Washington Post", США)

Чечня: переговоры на языке оружия ("Turun Sanomat", Финляндия)

Мертвые герои живут дольше ("Der Standard", Австрия)

Гибель повстанца вызвала дебаты относительно стратегии для Чечни ("The New York Times", США)

'Это оскорбление для всего чеченского народа' ("Liberation", Франция)

Чечня: Стратегия Европы ("Frankfurter Rundschau", Германия)

Чечня, загнанная в угол ("The Financial Times", Великобритания)

Убийство Масхадова: двусмысленная победа России ("Il Мessaggero", Италия)

Масхадов - умеренный лидер, который хотел мира ("Le Figaro", Франция)

Россия и Чечня ("The International Herald Tribune", США)

Масхадов - талантливый военный, не устоявший перед исламистами ("The Times", Великобритания)

Масхадов - жертва российских и исламских радикалов ("The Guardian", Великобритания)

Масхадов ("Die Welt", Германия)

Смертельный враг Кремля ("Frankfurter Allgemeine Zeitung", Германия)

Москва ликвидирует президента чеченских сепаратистов ("Liberation", Франция)