11 марта 2005 года. Убийство Аслана Масхадова, который в 1997 году был избран президентом Чечни, оставляет без ответа много вопросов. Поскольку официальная российская версия этого события непонятна - приписывая заслугу в этом деле ведомству, которое стало преемником КГБ, но также и неопытному телохранителю Масхадова, который, якобы, произвел случайный выстрел из своего оружия - нет и уверенности в том, как именно был убит Масхадов, когда он умер, и кто в действительности его убил.

Однако самый важный вопрос касается намерений президента России Владимира Путина. Позиция Путина в конфликте с чеченцами является упрямо воинственной. Путин упорно выставлял Масхадова бандитом-террористом и отказывался от неоднократных приглашений к диалогу, которые делал этот чеченский лидер, и которые могли бы привести к политическому урегулированию конфликта, погубившего более 200000 чеченцев и больше россиян, чем было потеряно в войне в Афганистане. Путин придерживался мнения, что предложения Масхадова о переговорах не только неискренни и не заслуживают доверия, но что Масхадов в любом случае не имеет реальных властных полномочий, чтобы обеспечить выполнение любого достигнутого соглашения.

Эти утверждения Кремля стали казаться особенно безосновательными, когда Масхадов в феврале с.г. объявил о прекращении огня на неделю, которое соблюдалось вплоть до 22 числа, годовщины депортации Сталиным в 1944 году всех чеченцев из Советского Союза (так в тексте - all Chechens from the Soviet Union - прим. пер.). Сам по себе факт, что чеченские боевики соблюдали призыв Масхадова к прекращению огня, заставил Путина выглядеть глупым.

Не менее глупой была и стратегия, которая делала вид - когда Масхадов еще был жив - что среди чеченцев нет никого, с кем бы Путин мог вести переговоры. Масхадов в одном интервью, помещенном в этом месяце на веб-сайте "Кавказ-Центр", заявил: "Мы считаем, что 30 минут честного диалога лицом к лицу достаточно, чтобы положить конец этой войне и объяснить президенту Российской Федерации, чего хотят чеченцы". Многие россияне вне путинской орбиты полагают, что Масхадов был искренним в своем желании политического разрешения конфликта с Москвой и способным повести за собой чеченский народ в случае заключения одобренного международным сообществом соглашения о мире. Российская организация "Комитет солдатских матерей" недавно встречалась в Лондоне с Ахмадом Закаевым, тамошним представителем Масхадова, и позже заявила что ставший следствием войны в Чечне терроризм порожден "близорукой и преступной политикой Путина".

Самый важный вопрос, который остался без ответа после убийства Масхадова: ведет ли Путин войну в Чечне по причине бездумного сталинистского рефлекса или же он хочет продлить этот конфликт, чтобы можно было использовать его собственную войну с терроризмом как оправдание для дальнейшей концентрации власти в Кремле?

___________________________________________________________

Спецархив ИноСМИ.Ru

Смерть Масхадова ("The Washington Post", США)

После Масхадова ("Frankfurter Allgemeine Zeitung", Германия)

Убийство, которое на руку как Кремлю, так и радикальным исламистам ("Le Monde", Франция)

Масхадов: Смерть патриота ("The Wall Street Journal", США)

Путин допустил убийство Масхадова ("Die Zeit", Германия)

Пиррова победа Путина ("Sueddeutsche Zeitung", Германия)

Потеря для русских ("Berliner Zeitung", Германия)

Чеченская война - Немезида России ("Daily Times", Пакистан)

Чечня: Война без правил ("Die Presse", Австрия)

Москва опасается интенсификации конфликта в Чечне ("Le Figaro", Франция)

Что будет после Масхадова ("Arab News", Арабская пресса)

Чеченские сепаратисты клянутся продолжать войну ("The Times", Великобритания)

Путин борется против мира в Чечне ("El Mundo", Испания)

Кавказ: Ведьмин котел вот-вот взорвется ("Frankfurter Rundschau", Германия)

Новым лидером чеченских сепаратистов будет не Басаев ("The Guardian", Великобритания)

Обещание тотальной войны ("Liberation", Франция)

Что ждет Чечню? ("The Times", Великобритания)

Кремль доведет войну до кровавого конца ("Helsingin Sanomat", Финляндия)

Влияние чеченской войны на регион ("The Washington Post", США)

Чечня: переговоры на языке оружия ("Turun Sanomat", Финляндия)

Мертвые герои живут дольше ("Der Standard", Австрия)

Гибель повстанца вызвала дебаты относительно стратегии для Чечни ("The New York Times", США)

'Это оскорбление для всего чеченского народа' ("Liberation", Франция)

Чечня: Стратегия Европы ("Frankfurter Rundschau", Германия)

Чечня, загнанная в угол ("The Financial Times", Великобритания)

Убийство Масхадова: двусмысленная победа России ("Il Мessaggero", Италия)

Масхадов - умеренный лидер, который хотел мира ("Le Figaro", Франция)

Россия и Чечня ("The International Herald Tribune", США)

Масхадов - талантливый военный, не устоявший перед исламистами ("The Times", Великобритания)

Масхадов - жертва российских и исламских радикалов ("The Guardian", Великобритания)

Масхадов ("Die Welt", Германия)

Смертельный враг Кремля ("Frankfurter Allgemeine Zeitung", Германия)

Москва ликвидирует президента чеченских сепаратистов ("Liberation", Франция)