Аслан Масхадов чувствовал расположение ко мне. Во время моих странствований по Чечне в июне 2000 года мы не смогли поговорить, так как встретиться нам трижды мешали бомбардировки. Я передал ему свои вопросы, и он отправил мне длинный ответ, записанный на магнитофонную ленту с осуждением исламизма. В конце своего послания он заявлял: 'В свободной Чечне чеченскую женщину никогда не заставят носить чадру'.

Будет ли Чечня когда-нибудь свободной? Масхадов, избранный президентом Чечни под контролем международных наблюдателей, мертв. Его убили. План российского руководства выполнен. Теперь ему придется иметь дело только с Шамилем Басаевым, с созданным им же самим главарем экстремистов, которого оно постоянно щадило, и в Буденовске, и в Дагестане. Владимир Путин, бывший сотрудник советской спецслужбы, отдыхающий вместе со Шредером (Schroeder) и Берлускони (Berlusconi), теперь оказался перед лицом себе подобного человека, не обладающего его твердостью, но столь же жестокого. Бойня может иметь продолжение, снова могут возобновиться террористические акты.

Аслан Масхадов объявил одностороннее прекращение огня и заявил, что отстаивает западные ценности, а не убеждения радикального исламизма. Это прекращение огня соблюдали все боевики. Масхадов показал свою силу. И в этот момент его убили. С тем, чтобы дух 'перманентных революций', которого наш друг, царь, так боится, не охватил весь Северный Кавказ.

Ни один из лидеров Запада не осмелился потребовать от Кремля вступить в переговоры с единственным признанным и законным лидером народа-мученика, народа героического. Вспоминается генерал Масуд (Massoud). Он боролся сначала с русскими, затем с исламистами; западные демократии оставили его, в конечном счете, он был убит, что было на руку бен Ладену (Ben Laden). И ни один из наших представителей власти не возразил Владимиру Путину, когда тот приравнял вооруженное сопротивление чеченских сепаратистов к международному терроризму. Более того, Ширак (Chirac) и Шредер (Schroeder) объявили главу Кремля ангелом мира, принимая во внимание его симпатии к Саддаму Хусейну (Saddam Hussein).

Наряду с отсутствием морали, наше политическое руководство демонстрирует также примечательную и большую политическую глупость. Кто сможет теперь успокоить тысячи мучеников, мечтающих только о мести? Кто будет вести переговоры с русскими, поняв безумие убийства, которым они охвачены? Каким образом можно найти в этом молодом поколении, не знающем ничего, кроме войны и угнетения, фигуру, равную Масхадову по масштабам и умеренности позиции? Чечня еще глубже погрузится в бездну ужаса. И не только Чечня.

Умерший Ясир Арафат (Yasser Arafat) удостоился всех почестей Франции и Европы. Чеченский президент, никогда не призывавший к убийству мирных граждан, умер, как и сражался, в одиночестве. Будучи брошенным на произвол судьбы всем миром, изолированным в своем убежище где-то в горах, видя, как его народ при общем безразличии гибнет, Масхадов, тем не менее, осудил захват заложников на Дубровке и ужасные события в Беслане. Он даже предложил лично прибыть в Беслан, чтобы не допустить убийство невинных людей. Столь же решительно он осудил теракты 11 сентября.

Герой сопротивления, он предложил мирный план, направленный против терроризма и откладывавший решение вопроса о независимости на более позднее время. ООН, Европейский союз, ОБСЕ, НАТО и все прочие организации, призванные якобы оберегать мир между народами и гарантировать самоопределение наций, даже не отважились обсудить этот план, разработанный еще три года назад и постоянно предлагавшийся для дискуссии.

Несмотря на фильтрационные лагеря, операции по зачистке, насилие и похищения людей, гибель около четверти населения (представьте себе, если бы 10-15 миллионов человек погибли в Италии или во Франции) и несмотря на бегство такого же количества напуганных мирных жителей, Чечня продолжает оказывать сопротивление - варварству русских, так и 'сиренам' религиозного фанатизма.

В чем же причина такой жестокости по отношению к народу, насчитывающему миллион человек? Почему так мало сострадания? Упорство Москвы нельзя объяснить ни стратегическими соображениями, ни простыми интересами в сфере энергетики. Главная причина трехвекового колониального гнета и русской жестокости на Кавказе имеет воспитательный характер, это уже давно поняли великие русские поэты, Речь идет о том, чтобы преподать урок и показать самим русским, что будет, если они не станут повиноваться указам из Москвы. В 1818 году генерал Ермолов объяснил царю Николаю I смысл этой войны: 'Чеченский народ своим примером пробуждает дух восстания и любви к свободе в самых преданных слугах Вашего Величества'. Путин перевел уроки царского империализма на соответствующий ему язык советского унтер-офицера: вечных повстанцев следует 'мочить в сортире'.

Да, у Масхадова руки были в крови, как у всех борцов сопротивления, будь-то во Франции или где-то в другом месте. Он сражался с вооруженным врагом, который не останавливался даже перед геноцидом. В наши дни плохо быть настоящим борцом сопротивления

Смерть Масхадова имеет также отношение к бессилию нашего языка. Мы называем 'борцами сопротивления' салафистов или саддамистов, убивающих простых избирателей в Ираке. Но мы отказываемся называть этим словом борцов за свободу, которые не хотят мириться с истреблением своего народа. Западные руководители, отказывавшиеся считать Масхадова тем, кем он был на самом деле, а именно, президентом и патриотом, тем самым заранее согласились с его убийством.

В конце своей последней повести 'Хаджи-Мурат' Толстой описывает следующую сцену, которая может служить его литературным и политическим завещанием: безвольному царю на подносе несут голову представителя чеченской знати. Аслан Масхадов убит вчера в селе Толстой-Юрт.

Чечня потеряла своего де Голля (de Gaulle). А мы - вновь потеряли честь.

____________________________________________________________

Спецархив ИноСМИ.Ru

Андре Глюксман: Зов свободы ("The Wall Street Journal", США)

Путин Первый: опасный царь ("Corriere Della Sera", Италия)

Андре Глюксманн: Беслан: мораль и политика ("El Pais", Испания)

Андре Глюксманн: Что значит для нас 'День Д'? ("The Wall Street Journal", США)

Андре Глюксманн: Палачи тоже умирают ("El Pais", Испания)

Андре Глюксманн: Добро пожаловать в мир мегатерроризма! ("The Wall Street Journal", США)

Андре Глюксманн: Русская рулетка ("Die Welt", Германия)

Андре Глюксманн: Злодеяния Саддама заставляют содрогнуться ("Le Figaro", Франция)

Андре Глюксманн: Конец истории будет положен в сортире? ("El Pais", Испания)

Андре Глюксманн: Путин действовал как террорист ("La Vanguardia", Испания)