Полвека прожив вместе под коммунистическим гнетом, три балтийских государства не сумели прийти к согласию по вопросу празднования победы союзников над нацистской Германией в мае 1945 года. И через 60 лет прибалты по-прежнему ассоциируют эту дату, официальную дату окончания второй мировой войны, скорее с началом долгой совместной советской изоляции. Однако их реакция на приглашение российского президента Владимира Путина принять участие в церемонии памяти в Москве не была согласованной.

9 мая, в день, когда россияне по традиции отмечают это событие, Латвия будет представлена президентом Вайрой Вике-Фрейбергой. Ее польский коллега Александр Квасьневский, в числе прочих, тоже решил в этот день отправиться в Москву. В отличие от маленьких прибалтийских государств, Польша не была аннексирована СССР, но она попала в сферу его влияния.

Зато главы государств Эстонии и Литвы в Москву не поедут. Потратив несколько месяцев на размышления, Арнольд Рюйтель и Валдас Адамкус сообщили об этом, каждый в отдельности, 7 марта, выразив пожелание, чтобы их страны были представлены на менее высоком уровне. Г-н Адамкус пояснил, что для Литвы страдания не закончились 9 мая 1945 года: 'Более 350 000 человек, т.е. одна десятая часть населения, были посажены в тюрьмы, сосланы в Гулаг или убиты (...) после окончания войны'. Вынужденный считаться с очень противоречивым общественным мнением по этому вопросу, г-н Рюйтель, со своей стороны, счел, что его место в этот день должно быть как можно ближе к своему народу.

Этот двойной отказ вызвал недовольство Москвы. 'Наши страны имели случай подвести, наконец, черту под длинным и трудным периодом наших отношений', - отреагировал Михаил Маргелов, председатель комиссии по международным делам верхней палаты российского парламента. Тот факт, что президент Латвии предпочла дать положительный ответ на приглашение г-на Путина, не означает, что она намерена перевернуть страницу.

По мнению дочери изгнанных после войны латышей, такой поступок может сопровождаться лишь пересмотром истории. И необходимо призвать к реальности, которая, по ее мнению, слишком долго недооценивалась западным миром, то есть обратить внимание на масштаб преступлений, совершенных режимом Сталина. Именно для этого она направила в адрес европейских глав государств и правительств декларацию, составленную ею 12 января, чтобы объяснить причины своей поездки в Москву.

В ней она напоминает о фактах, которые Россия по-прежнему отказывается рассмотреть. Так речь идет о пакте Риббентропа-Молотова (август 1939 г.), согласно которому нацистская Германия и СССР поделили между собой Восточную Европу. Сегодня Москва официально так и не осудила этот документ. Она к тому же продолжает отрицать, что страны Балтии были оккупированы и аннексированы Советским Союзом. В Москве говорят, что эти страны присоединились добровольно после освобождения их Красной армией.

Так перегруженное историческими напоминаниями согласие г-жи Вике-Фрейберги отправиться в Россию не способствовало разрядке двусторонней напряженности. Москва по-прежнему, даже не смотря на вступление прибалтийских республик в Европейский Союз в мае 2004 года, обвиняет Латвию, как и Эстонию, в нарушении прав проживающего там значительного русскоязычного меньшинства.

Недавно опубликованная историческая книга о Латвии в XX веке, предисловие к которой написано президентом, тоже не понравилась Москве. В этом переведенном на русский труде проводится параллель между преступлениями, совершенными нацистскими оккупантами и преступлениями, совершенными коммунистами.

Несмотря на эти распри, Латвия и Эстония надеются иметь возможность подписать пограничные договоры с Россией, возможно, за рамками церемоний 9 мая. Документы готовы с 1997 года. До сих пор их подписание наталкивалось на политические препятствия. Подобный договор уже имеется с Литвой. Отношения этой страны с Москвой не столь тягостные, в частности, по причине небольшой численности проживающего там меньшинства русского происхождения (менее 10% населения).

Если инициатива г-жи Вике-Фрейберги и пользуется поддержкой большинства населения, но никак не русскоязычных политических партий, в гражданском обществе все же становятся все слышнее голоса, выступающие с критикой ее позиции. 'Вовсе не требованием осудить советское прошлое г-н Путин может воспользоваться, чтобы очернить прибалтов. Лучше бы Латвия помогла демократизации России', - считает Мария Голубева, эксперт по меньшинствам в неправительственной организации 'Провидус'.