Беспорядочная потасовка из-за контроля над нефтяными активами - последнее свидетельство разброда в путинской администрации

Бесконечная сага под названием 'дело 'ЮКОСа'' - титаническая борьба между президентом Владимиром В. Путиным и нефтяным гигантом, принадлежащим арестованному олигарху Михаилу Б. Ходорковскому - казалось бы, приблизилась к финалу в декабре прошлого года, когда Кремль конфисковал 'Юганскнефтегаз', главный добывающий филиал 'ЮКОСа', и присоединил его к государственной нефтяной компании 'Роснефть'. Но стоило сообщениям с этого 'фронта' исчезнуть из заголовков газет, как им на смену пришли новые баталии, на сей раз разразившиеся за самими кремлевскими стенами: начался дележ добычи.

Именно так кремлинологи расценивают гротескные события в начале марта, когда две государственные топливно-энергетические компании - 'Газпром' и 'Роснефть' - устроили публичную свару из-за условий их давно планируемого слияния. На самом деле, как утверждают специалисты по 'кремлевским играм', руководители этих компаний - просто представители двух соперничающих группировок в скрытном путинском окружении. Одну из них возглавляет руководитель президентской администрации Дмитрий Медведев. 'Капитан' второй команды - заместитель Медведева Игорь Сечин. Каждый из них, судя по всему, претендует на должность председателя совета директоров государственного топливно-энергетического мастодонта, который появится в результате слияния 'Газпрома' и 'Роснефти'. 'В коридорах власти явно идет нешуточная драка за лакомые куски', - отмечает Крис Уифер (Chris Weafer), глава исследовательского отдела российского 'Альфа-банка'.

ДРЯЗГИ В ПРАВИТЕЛЬСТВЕ

Спор из-за слияния 'Газпрома' и 'Роснефти' - лишь последнее свидетельство разброда в путинской администрации. В прошлом году в результате свар между министрами важнейшие реформы - реструктуризация газового и электроэнергетического секторов - в буквальном смысле замерли на месте. После этого предметом дрязг в правительстве стала фискальная политика. Премьер-министр Михаил Фрадков выступает за снижение налогов и увеличение государственных расходов. Министр экономики Герман Греф и министр финансов Алексей Кудрин отстаивают жесткую финансовую дисциплину.

Тем не менее, самым серьезным конфликтом внутри путинского Кремля на сегодняшний день все же является схватка из-за контроля над будущим энергетическим гигантом. В декабре прошлого года, в результате сомнительного аукциона, организованного властями, 'Юганск' достался 'Роснефти'. После этого небольшая государственная компания в одно мгновение превратилась в крупного игрока, контролирующего до 20% нефтедобычи в России. Однако в результате осложнилось осуществление планов 'Газпрома' по слиянию с 'Роснефтью'. После торгов акционеры 'ЮКОСа' начали угрожать судебными исками самой 'Роснефти' и всем, кто предоставил ей кредиты для покупки 'Юганска'. У 'Газпрома' могли возникнуть проблемы - ведь концерн стремится расширять деятельность за рубежом и не желает быть вовлеченным в некрасивое судебное разбирательство. В результате 'Роснефть' стала для него куда менее привлекательным объектом для слияния.

3 марта все было решили, что проблема, наконец, решена: глава 'Газпрома' Алексей Миллер объявил, что условия слияния с 'Роснефтью' окончательно согласованы. 'Юганск' останется самостоятельной компанией под управлением президента 'Роснефти' Сергея Богданчикова. На первый взгляд, подобное решение выгодно для Богданчикова. Однако ни ему, ни его союзникам в Кремле условия сделки не понравились: ведь они предусматривали передачу остальных активов 'Роснефти' 'Газпрому', а самому Богданчикову закрывался путь в высшие управленческие эшелоны нового нефтегазового гиганта. Так или иначе, 4 марта на вебсайте 'Роснефти' появилось заявление, опровергающее слова Миллера о том, что 'Юганск' будет исключен из процесса слияния. 'Газпром' нанес ответный удар, настаивая, что именно точка зрения Миллера правильно отражает ситуацию. В конечном итоге, 5 марта нашумевшее заявление исчезло с сайта 'Роснефти': компания назвала его публикацию результатом 'технической ошибки'.

Ну, это вряд ли, говорят кремлинологи. 'Противоречивая информация о слиянии связана с конфликтом двух группировок в окружении президента', - утверждает Дмитрий Орлов, генеральный директор консалтинговой группы 'Агентство политических и экономических коммуникаций'. 'Газпромовское лобби' представляют Миллер и Медведев, который, в дополнение к своей должности в Кремле, является еще и председателем совета директоров 'Газпрома'. Им противостоят Богданчиков и Сечин, занявший прошлым летом пост председателя совета директоров 'Роснефти'.

Сегодня ясно одно: этот раунд, по крайней мере, выиграли 'газпромовцы'. Для иностранных инвесторов это, пожалуй, хорошая новость. 'Зеленый свет' процессу слияния означает, что ограничения на покупку акций 'Газпрома' иностранцами могут быть в скором времени сняты. Российское правительство уже давно заявило, что, как только оно получит 51% акций 'Газпрома' - а именно это и произойдет после слияния с 'Роснефтью' - 'частокол' вокруг газового концерна будет снят. По мнению правительства, обладая контрольным пакетом, оно может позволить иностранным инвесторам без ограничений приобретать акции 'Газпрома'.

Однако тот факт, что 'Роснефти' пришлось идти на попятную, важен и по другой причине - это означает поражение Сечина, который является лидером 'силовиков', кремлевской фракции, состоящей из бывших офицеров КГБ, которые и руководили кампанией по демонтажу 'ЮКОСа' и преследованию его главы Ходорковского. В отличие от Сечина, 'газпромовец' Медведев, бывший преподаватель права, по мнению многих экспертов является главным кремлевским 'либералом'. 'Мы в первый раз становимся свидетелями жестокого поражения 'силовиков' по важному вопросу', - замечает Андерс Аслунд (Anders Aslund), возглавляющий программу по изучению России и Евразии в вашингтонском Фонде Карнеги за международный мир (Carnegie Foundation for International Peace).

ОТКРЫТОЕ НЕПОВИНОВЕНИЕ

Российские кремлинологи оценивают происходящее с большим цинизмом - они не видят принципиальной разницы между двумя кремлевскими группировками. 'Все это не имеет никакого отношения к идеологии. Речь идет о борьбе группировок внутри правящей элиты, не более того', - утверждает Орлов. По его мнению, битва еще далека от завершения.

Конечно, в России бюрократические дрязги - давняя традиция. Удивляет другое - хотя в последнее время и это случается все чаще - открытое неповиновение Путину. Греф, к примеру, публично разнес в пух и прах ренационализацию 'ЮКОСа'. Экономический советник президента Андрей Илларионов пошел еще дальше, назвав ее 'аферой года' и заявив, что в результате в деловых кругах воцаряется 'атмосфера страха'.

В конце февраля бывший премьер Михаил Касьянов, возглавлявший путинское правительство с 2000 по 2004 г., произвел настоящий фурор, выступив с нападками на политику президента и призвав либералов объединиться в защиту демократии. После того, как неумело проведенная путинская реформа социальных льгот вызвала массовые акции протеста, осмелели и его оппоненты из коммунистического и националистического лагеря. Даже парламентарии - обычно послушные и во всем поддерживающие Путина - призвали правительство уйти в отставку.

Все более явственный раскол в руководстве страны свидетельствует об ослаблении позиций Путина. Его авторитет пострадал от недавней серии провалов - в частности, из-за краха его политики на Украине и неуклюжей реформы льгот. Хотя у инвесторов, мечтающих о политической стабильности, эта тенденция и вызывает нервозность, падение престижа Путина в конечном итоге может сыграть позитивную роль - если оно означает, что на смену режиму личной власти приходит более плюралистическая система.

Неразбериха в верхах скорее всего только усилится, когда наберет обороты борьба за кандидатуру преемника Путина - по конституции срок его полномочий истекает в 2008 г. Однако если президент не в состоянии пресечь дрязги своих ближайших помощников из-за энергетических активов, насколько же труднее ему будет подобрать себе нужного 'наследника'!