В последнее время Кремль не получал хороших новостей из Чечни. Все изменилось, когда 8 марта во время стычки с российскими военными был убит символический лидер чеченского сопротивления Аслан Масхадов. Правительство президента Владимира Путина восторжествовало.

Однако смерть Масхадова не поможет России выбраться из чеченской трясины. Действительно, будущее обещает Москве, ведущей бесплодную войну, быть таким же, как и отчаянное настоящее. Отчаянное для простых чеченцев, десятки тысяч которых были убиты, доведены до звероподобного состояния, превратились в беженцев; отчаянное для россиян, которые становятся жертвами безжалостных терактов, осуществляемых чеченскими экстремистами.

На самом деле, Кремль может в будущем пожалеть о смерти Масхадова. В отличие от жестокого чеченского сепаратиста Шамиля Басаева, который действительно является террористом и исламским боевиком, Масхадов был тем, с кем могла бы сотрудничать Россия. Он хотел создания светского, а не исламского государства, он неоднократно предлагал провести переговоры об окончании войны и принять для Чечни автономию в составе Российской Федерации, он не настаивал на абсолютной независимости.

Путин упрямо пытался связать Масхадова с самыми страшными террористическими актами, проведенными чеченцами, в особенности с захватом в 2002 году московского театра на Дубровке и с бесланской трагедией осенью прошлого года, а также с Аль-Каидой. Однако не найдено ни малейшего свидетельства, подтверждающего причастность Масхадова к этим зверствам (которые он осудил). А единственное, что показывает причастность Аль-Каиды, это сомнительные заявления Кремля после 11 сентября, которые довольно спорно представляют данный конфликт как терроризм и совершенно игнорируют долгую историю чеченского антироссийского национализма.

С уходом Масхадова Басаев и ему подобные сторонники хладнокровных убийств почувствовали себя увереннее. Первый признак этого - появление на сцене в качестве преемника Масхадова и главного публичного лица чеченского сопротивления исламиста Абдул-Халима Садулаева. Чеченские экстремисты и воинствующие исламисты воспринимают смерть Масхадова как доказательство того, что надежды на сделку с Москвой - это всего лишь иллюзия.

Конечно, у Масхадова были свои недостатки. Хотя его мастерское военное руководство во время войны 1994-1996 годов заставило Россию заключить соглашение об автономии и вывести свои потрепанные войска, его пребывание на посту чеченского президента с 1997 по 1999 год (на выборах, которые были объявлены международными наблюдателями честными и справедливыми, он получил 60 процентов голосов) стало катастрофой. Он несет большую долю ответственности за те страдания, которым были подвергнуты чеченцы после этого краткого периода надежды.

Во время правления Масхадова вскоре на смену оптимизму в Чечню пришла анархия. Бандиты, похитители людей, полевые командиры и иностранные исламистские боевики действовали в Чечне безнаказанно. Масхадов не смог поддерживать элементарный порядок, не говоря уже об улучшении экономического положения чеченцев. Надо сказать, что Россия не сдержала своих обещаний о предоставлении финансовой и материальной помощи для восстановления. Но если бы Масхадов создал нормально функционирующее чеченское правительство, Путин вряд ли смог бы начать в 1999 году вторую чеченскую войну, поставить в Чечне свое правительство и вынудить повстанцев уйти в подполье.

Эта жестокая война привела Чечню в запустение. Десятки тысяч людей были вынуждены покинуть свою родину. Многие были убиты в результате российских военных операций, когда никто не задумывался о сохранении жизней гражданского населения. Другие исчезли в ходе зачисток, которые российские военные проводят в чеченских селениях. Есть документальные свидетельства злоупотреблений российских военных, включая пытки и изнасилования.

Но несмотря на все свои недостатки, Масхадов был тем человеком, с которым Россия могла вести переговоры с целью прекращения этой бесполезной войны. А кровопролитие там может остановить только политическое решение.

Поэтому Россия обречена теперь продолжать войну, которая будет забирать все новые жизни, все новые средства. Эта война может распространиться на весь Северный Кавказ, приведя к хаосу и дальнейшему разрушению российской демократии.

Смерть Масхадова не нанесет серьезного удара чеченскому сопротивлению, которое представляет из себя кучу разрозненных партизанских отрядов, в которых власть все больше забирают радикалы. Они по-прежнему будут использовать двойную стратегию борьбы, ведя партизанскую войну, сковывающую российские воинские части, и террористическую кампанию в России, нацеленную на то, чтобы настроить россиян против политики Путина в Чечне. Чеченские экстремисты не изменят свой курс со смертью Масхадова. Они и впредь будут проводить свои ужасные акты террора, причем некоторые из них назовут местью за Масхадова. Высмеивавшие его за наивность при жизни, после смерти они превратят его в великомученика.

Когда Масхадов был жив, Кремль не относился к нему серьезно. Но серьезные последствия вместо этого может принести его смерть, потому что при отсутствии альтернативы, которую он олицетворял, Чечня останется полем жестокой войны, а Россия увидит новые теракты. И главными жертвами здесь будут беспомощные чеченцы и русские.

___________________________________________________________

Спецархив ИноСМИ.Ru

Масхадов: сотворение мученика ("Time", США)

Чечня: радость или горе? ("Newsweek", США)

Пиррова победа Путина в Чечне ("Neue Zuercher Zeitung", Швейцария)

Путин позволяет убивать и дальше ("Berliner Zeitung", Германия)

Красная отметина Кремля ("Le Figaro", Франция)

Масхадов, труп, скрываемый Москвой ("Liberation", Франция)

Смерть Масхадова ("The Washington Post", США)

После Масхадова ("Frankfurter Allgemeine Zeitung", Германия)

Убийство, которое на руку как Кремлю, так и радикальным исламистам ("Le Monde", Франция)

Масхадов: Смерть патриота ("The Wall Street Journal", США)

Путин допустил убийство Масхадова ("Die Zeit", Германия)

Пиррова победа Путина ("Sueddeutsche Zeitung", Германия)

Потеря для русских ("Berliner Zeitung", Германия)

Чеченская война - Немезида России ("Daily Times", Пакистан)

Чечня: Война без правил ("Die Presse", Австрия)

Москва опасается интенсификации конфликта в Чечне ("Le Figaro", Франция)

Что будет после Масхадова ("Arab News", Арабская пресса)

Чеченские сепаратисты клянутся продолжать войну ("The Times", Великобритания)

Путин борется против мира в Чечне ("El Mundo", Испания)

Кавказ: Ведьмин котел вот-вот взорвется ("Frankfurter Rundschau", Германия)

Новым лидером чеченских сепаратистов будет не Басаев ("The Guardian", Великобритания)

Обещание тотальной войны ("Liberation", Франция)

Что ждет Чечню? ("The Times", Великобритания)

Кремль доведет войну до кровавого конца ("Helsingin Sanomat", Финляндия)

Влияние чеченской войны на регион ("The Washington Post", США)

Чечня: переговоры на языке оружия ("Turun Sanomat", Финляндия)

Мертвые герои живут дольше ("Der Standard", Австрия)

Гибель повстанца вызвала дебаты относительно стратегии для Чечни ("The New York Times", США)

'Это оскорбление для всего чеченского народа' ("Liberation", Франция)

Чечня: Стратегия Европы ("Frankfurter Rundschau", Германия)

Чечня, загнанная в угол ("The Financial Times", Великобритания)

Убийство Масхадова: двусмысленная победа России ("Il Мessaggero", Италия)

Масхадов - умеренный лидер, который хотел мира ("Le Figaro", Франция)

Россия и Чечня ("The International Herald Tribune", США)

Масхадов - талантливый военный, не устоявший перед исламистами ("The Times", Великобритания)

Масхадов - жертва российских и исламских радикалов ("The Guardian", Великобритания)

Масхадов ("Die Welt", Германия)

Смертельный враг Кремля ("Frankfurter Allgemeine Zeitung", Германия)

Москва ликвидирует президента чеченских сепаратистов ("Liberation", Франция)