В 20-х - 30-х годах прошлого века подающие надежду кадры китайского ЦК ехали в Москву учиться политике и экономике. Сегодня российским руководителям стоило бы отправиться в Пекин. Они могли бы поучиться там 'искусству управления', как теперь говорят, сильным государством в условиях либеральной экономики. Если Владимир Путин стремится перенять китайскую модель, ему и его команде далеко до сноровки пекинских руководителей.

В то время как правительство Китая из года в год вызывает восхищение западных инвесторов, правительство России их разочаровало. Два года назад г-н Путин срывал успех за успехом, а сегодня его винят в дипломатических, политических и социальных неудачах. В международных деловых кругах поговаривают о методах, унаследованных им от КГБ, и отказываются быть свидетелями его жестокостей в Чечне: хватит. По их мнению, Путин больше не котируется. 'The Economist' (9 декабря 2004 г.) полагает: 'Неизбежен следующий вывод. Г-н Путин - вовсе не политический и экономический реформатор, который руководит, по общему признанию, не лишенной недостатков, но все-таки достаточно узнаваемой демократией; он стал препятствием для перемен, ибо возглавляет плохо управляемую автократию'.

Анархия

Какой провал! С момента своего появления в Кремле в 2000 году преемник Бориса Ельцина пользовался благосклонностью в международных кругах. Они понимали, что он может ошибаться. Крах социализма не приводит немедленно к демократии и капитализму, а, скорее, к анархии и экономическому и социальному спаду. Итак, они ждали от г-на Путина, что он установит правовое государство, что займется восстановлением порядка в экономике, где сможет прорасти демократия.

Новое правительство вернуло налоги в казну, уменьшило расходы бюджета и вступило в борьбу с инфляцией. Девальвация рубля в 1998 году и повышение цен на нефть подтолкнуло к действиям. ВВП, который неуклонно падал уже десять лет, возрос и достиг среднего ежегодного показателя 6,7%.

Стали возвращаться капиталы. С 1998 по 2003 год уровень безработицы (официальный) снизился с 13% до 8%. Крайняя бедность населения уменьшилась на одну треть. Выход из кризиса оказался 'более быстрым и организованным, чем это представлялось возможным большинству наблюдателей', отмечала ОЭСР (Организация по экономическому сотрудничеству и развитию) в июле 2004 года. 'Эволюция России удивила скептиков', - говорилось далее в отчете организации. Россияне могли испытывать внутреннюю гордость.

Нефтяное 'проклятие'?

Потом все стало меняться к худшему. Не нефтяное ли это 'проклятие', которое и здесь, как нередко в арабских и африканских странах, дав такие богатства, приводит к коррупции и неразберихе? Или все дело в одержавшем верх диктаторском характере Владимира Путина? На такие мысли наводит совпавшее по времени низведение политической оппозиции и роли прессы. Во всяком случае, вот уже год кремлевская команда совершает оплошность за оплошностью.

'ЮКОС' - первая и наиболее серьезная. Что противозаконного в том, что страна хочет взять под свой контроль природные ресурсы, отданные за бесценок юным олигархам при Ельцине? Китай по-прежнему держит в крепко сжатых руках государства все виды стратегической промышленности. Но в своей обычной манере, вместо того чтобы ясно заявить о своем стремлении к ренационализации - 'к чему все отнеслись бы с пониманием', как признался один лондонский банкир, - Кремль немедленно призвал милицию, налоговые службы и суд. Поступив так, он навлек на себя критику в плане ужесточения авторитарных методов и начал бесконечный и дорогостоящий судебный конфликт.

Тактика, выбранная для того, чтобы 'отомстить' главе 'ЮКОСа' Михаилу Ходорковскому, непонятна. Она заключается в том, чтобы силой наброситься на частную собственность и в конечном итоге заставить продать ее 'Газпрому', частично приватизированному газовому гиганту, нуждающемуся в 100-миллиардных иностранных инвестициях для собственной модернизации. Можно ли одновременно напугать иностранцев и привлечь их? Кремль отдает себе в этом отчет и городит нелепость за нелепостью, вплоть до фарса с подстроенной продажей с аукциона. В результате он пожинает лишь смущение и неуверенность. Российские капиталы уплывают и возвращаются лишь под иностранным покровом. Вся российская энергетическая политика поставлена под сомнение, Кремль сам не знает, что происходит, и вот уже полгода в нефтедобыче царит застой. Тревожный факт для экономики, которая полностью зависит от сырья.

Митинги

С реформой льгот власть тоже оступилась. Более 40 миллионов россиян - пенсионеры, инвалиды, чернобыльские ликвидаторы - пользовались бесплатными услугами и транспортом. Вполне можно понять государство в его стремлении поставить под сомнение эту унаследованную от советского прошлого систему. Но, опять-таки, все дело в методах. Был издан закон о денежной компенсации. Но когда ее на самом деле выплатили, оказалось, что она значительно ниже отмененных льгот. Митинги привели к тому, что Путин отступил. Этот промах дорого обошелся его популярности.

Но эти две ошибки не единственные. Способности кремлевского 'искусства управлять' открыто поставлены под сомнение ('Le Monde' от 16 февраля). Государство стремится быть сильным, однако его службы насквозь поражены коррупцией и некомпетентностью. Это 'авторитарный парадокс', как считает Чарльз Грант ('Бюллетень' Центра за европейские реформы N 38). Г-ну Путину, стремящемуся к созданию сильного государства, следовало бы ускорить реформы, чтобы придать эффективность государственным учреждениям. А он поступает как раз наоборот. ОЭСР выносит свой приговор: 'Без существенного повышения эффективности, честности и прозрачности судов и администрации государство будет по-прежнему тормозить рост'.

Иностранные инвесторы все еще приходят, но у них нет никаких гарантий. В недрах правительства завязалась борьба между кланами по вопросу о том, что необходимо предпринять, однако нет ни одной сильной идеи. Россия извлекает выгоду из нефти, пытаясь при этом выработать стратегию. Цель Владимира Путина удвоить ВВП страны к 2012 года достигнута не будет. А вот Китаю это должно оказаться по плечу.