Чеченцы потеряли своего президента, человека, ни на день не оставлявшего воюющую Чечню. Взамен они обрели героя, убитого в угоду амбициям президента Путина. Убийство это утолило самые темные инстинкты России, которая показала свое лицо, его мрачную изнанку.

Это был человек, больше всего желавший мира, он был готов прибыть на русскую военную базу в Моздоке, чтобы спасти детей Беслана. При его избрании присутствовали представители Совета Европы и ОБСЕ, многочисленные международные наблюдатели. Смерть его убивает слабую надежду на мир в измученной Чечне, на мир на всем Северном Кавказе.

Аслан Масхадов появился на политической сцене в период распада Советского Союза, когда начинало складываться новое чеченское государство. Подобно первому президенту, Джохару Дудаеву, он вернулся на родину, отказавшись от блестящей карьеры, ради служения своему народу, которому он хотел передать весь свой опыт.

За три года полковник Масхадов, бывший офицер советской армии, заслужил уважение на родине. Накануне войны, в 1994 году, он занял пост главы генштаба вооруженных сил Чеченской республики Ичкерия, и противостоял одной из сильнейших армий мира. Вскоре он столкнется на поле боя с бывшими товарищами по оружию, такими как Виктор Казанцев, - на этот раз они окажутся на стороне противника. Не случайно, что после избрания президентом он приглашает на церемонию инаугурации некоторых из тех, с кем недавно сражался.

Одна из черт характера Масхадова: он всегда старался убедить своих врагов встать на путь переговоров, никогда не оскорбляя кого бы то ни было. Мало кто вспоминает о том, что он принял решение передать пленных русских солдат их матерям, при условии, что они увезут их домой, увезут их за пределы Чечни. Разве такое бывало прежде?

Он проявил свои качества полководца, во время взятия Грозного в августе 1996 года. Подразделения российской армии были тогда полностью окружены, и лишь личное участие генерала Лебедя, его добрая воля, спасли их от уничтожения.

Но, по собственному признанию генерала Лебедя, он отправлялся на встречу не с мятежником, а с офицером, для которого честь не была пустым звуком. И Масхадов проявил себя, как талантливый переговорщик. В Хасавюрте он смог убедить российскую делегацию подписать договор, по которому Чечня де-факто признавалась субъектом международного права.

Аслан долго отказывался выставить свою кандидатуру на президентских выборах в Чечне. Друзья старались убедить его, политики и советы старейшин требовали от него этого; он дал свое согласие только тогда, когда понял, что война еще не закончена, что возрастает опасность противостояния между чеченцами.

Он победил с большим отрывом. Люди голосовали за него, потому что он был противником войны, люди считали, что он добьется мира и согласия. В том числе и с Россией. Но ему пришлось решать внутренние проблемы. Его команда разделилась.

Он считал победой во внешней политике мирный договор с Россией, подписанный 12 мая 1997 года в Москве. Стороны сошлись на том, что этот договор должен положить конец четырехсотлетнему противостоянию между чеченцами и русскими. Он не пострадал, когда на него было совершено покушение, но был потрясен, что за этим покушением стояли чеченцы. Больше всего Масхадова возмутило то, что они действовали подло.

Аслан Масхадов рассчитывал на поддержку европейских стран, пусть только моральную. Она была нужна, как воздух. Но Запад игнорировал его призывы. Все склонились перед волей Москвы.

Он радовался открытию каждого предприятия в разрушенной стране, в столице, обращенной в пепел, где 90% населения были без работы. Но его усилия сводились к нулю. Виной тому деструктивные силы внутри страны, эта вооруженная оппозиция, обязанная ему своим спасением, поскольку он отказывался устранить ее. Он видел в представителях оппозиции не врагов, но сограждан, которым следовало объяснить намерения власти, показать, какими средствами можно привести республику к процветанию.

Говорили, что он слишком хорош, чтобы быть президентом Чечни; однако, мало кто знает, что он шел на компромисс не из слабости, таков был его политический выбор, позволивший избежать междоусобной войны между чеченцами.

Это был любящий отец, и если он никогда не говорил о своих детях, дочери Фатиме и сыне Анзоре, как требуют чеченские традиции, то он с радостью готов был говорить о своих внуках.

С начала этой войны, в 1999 году, он был искренне убежден, что российский президент Владимир Путин не понимает ситуации, и что на переговорах можно было решить спорные вопросы. Он хотел верить, что ему противостоит враг, помнящий о чести, способный стремится к добру. Он ошибался.

Сегодня, измученная Чечня втайне оплакивает его, несмотря на запреты. Он навсегда стал символом борьбы за свободу. Эта борьба продолжается.

Майрбек Вачагаев - бывший пресс-секретарь Аслана Масхадова.

___________________________________________________________

Спецархив ИноСМИ.Ru

Отныне двое убийц противостоят друг другу: Путин и Басаев ("L'Express", Франция)

Чечня: Режим топ-террористов ("Spiegel", Германия)

Масхадов: сотворение мученика ("Time", США)

Чечня: радость или горе? ("Newsweek", США)

Пиррова победа Путина в Чечне ("Neue Zuercher Zeitung", Швейцария)

Путин позволяет убивать и дальше ("Berliner Zeitung", Германия)

Красная отметина Кремля ("Le Figaro", Франция)

Масхадов, труп, скрываемый Москвой ("Liberation", Франция)

Ахмед Закаев: Путин стремится лишь к войне в Чечне ("Le Temps", Швейцария)

Смерть Масхадова ("The Washington Post", США)

После Масхадова ("Frankfurter Allgemeine Zeitung", Германия)

Убийство, которое на руку как Кремлю, так и радикальным исламистам ("Le Monde", Франция)

Масхадов: Смерть патриота ("The Wall Street Journal", США)

Путин допустил убийство Масхадова ("Die Zeit", Германия)

Пиррова победа Путина ("Sueddeutsche Zeitung", Германия)

Потеря для русских ("Berliner Zeitung", Германия)

Чеченская война - Немезида России ("Daily Times", Пакистан)

Чечня: Война без правил ("Die Presse", Австрия)

Москва опасается интенсификации конфликта в Чечне ("Le Figaro", Франция)

Что будет после Масхадова ("Arab News", Арабская пресса)

Чеченские сепаратисты клянутся продолжать войну ("The Times", Великобритания)

Путин борется против мира в Чечне ("El Mundo", Испания)

Кавказ: Ведьмин котел вот-вот взорвется ("Frankfurter Rundschau", Германия)

Новым лидером чеченских сепаратистов будет не Басаев ("The Guardian", Великобритания)

Обещание тотальной войны ("Liberation", Франция)

Что ждет Чечню? ("The Times", Великобритания)

Кремль доведет войну до кровавого конца ("Helsingin Sanomat", Финляндия)

Влияние чеченской войны на регион ("The Washington Post", США)

Чечня: переговоры на языке оружия ("Turun Sanomat", Финляндия)

Мертвые герои живут дольше ("Der Standard", Австрия)

Гибель повстанца вызвала дебаты относительно стратегии для Чечни ("The New York Times", США)

'Это оскорбление для всего чеченского народа' ("Liberation", Франция)

Чечня: Стратегия Европы ("Frankfurter Rundschau", Германия)

Чечня, загнанная в угол ("The Financial Times", Великобритания)

Убийство Масхадова: двусмысленная победа России ("Il Мessaggero", Италия)

Масхадов - умеренный лидер, который хотел мира ("Le Figaro", Франция)

Россия и Чечня ("The International Herald Tribune", США)

Масхадов - талантливый военный, не устоявший перед исламистами ("The Times", Великобритания)

Масхадов - жертва российских и исламских радикалов ("The Guardian", Великобритания)

Масхадов ("Die Welt", Германия)

Смертельный враг Кремля ("Frankfurter Allgemeine Zeitung", Германия)