В ночь на 23 февраля земля дрожала в Иркутске, областном городе Восточной Сибири. Все параметры толчка были тщательно зарегистрированы Институтом Земной коры. Но землетрясение силой всего три балла по шкале Рихтера не разбудило экспертов этого подразделения Сибирского отделения Российской Академии наук, которое собирает здесь сведения о малейших колебаниях почвы. Вот уже несколько дней все институтское начальство занято совсем другим - ответом на письмо, которое им только что прислало федеральное правительство. И нельзя терять ни минуты. Москва просит составить до 1 мая карту сейсмических условий участков, по которым пройдет будущий нефтепровод Тайшет-Перевозная.

Предосторожность совсем не лишняя. Геологические риски в этом регионе мира, где ежедневно регистрируется по землетрясению, максимальны. Половину из 2400 км, отделяющих Тайшет, расположенный недалеко от Иркутска железнодорожный узел, от бухты Перевозная на Тихом океане, нефтепровод пройдет по таежному лесу с большой степенью риска. Помимо землетрясений, эта зона вечной мерзлоты постоянно находится под угрозой наводнений, грязевых потоков, снежных лавин и оползней, не говоря уже о пожарах, постоянно вспыхивающих жарким летом в Восточной Сибири. Кроме того, нефтепровод должен будет пересечь множество дорог, водных потоков и иметь на своем пути тридцать перевалочных станций и пятнадцать складских терминалов, не считая десятков промышленных поселков.

Два месяца - небольшой срок, чтобы разведать все геологические опасности на пути нефтепровода. 'Ученые института - замечательные эксперты', успокаивает Раиса Дорофеева, одна из ученых, кому поручена эта работа. Тем более, что нет необходимости изучать всю земную кору на его пути вплоть до Тихого Океана. 'Достаточно будет лишь пересмотреть существующие карты', уверяет она.

Понадобилось почти два года сомнений и усиленного давления со стороны Японии и Китая, чтобы сделать выбор между двумя трассами. Да и мнения в самом правительстве разделились с самого начала. Премьер-министр Михаил Касьянов бился за Японию, тогда как министр энергетики Игорь Юсуфов отстаивал трассу Ангарск-Дацин, ведущую в Китай. Окончательный выбор похоронил этот проект, отстаиваемый второй по значению российской нефтяной компанией 'Юкос' до ареста и заключения под стражу ее главы Михаила Ходорковского. Он-то и сделал Китаю опрометчивое предложение ежегодно поставлять 700 миллионов тонн сырой нефти в течение 25 лет, имея в виду строительство частного нефтепровода длиной 1400 км, до китайского Дацина. Олигарх рисковал, гладя против шерсти 'Транснефть', российскую монополию по транспортировке углеводородов, которая боролась за то, чтобы трасса проходила исключительно по российской земле.

Для того чтобы больше не возникало вопросов об отстаиваемой 'Юкосом' трассе, Москва воспользовалась экологическими доводами. Нефтепровод Ангарск-Дацин прошел бы по южному берегу озера Байкал, самого большого природного резервуара питьевой воды на планете, внесенного в 1996 году в список всемирного достояния ЮНЕСКО. Таким образом, он должен был бы пересекать бесчисленные речки, впадающие в озеро, и малейшая утечка стала бы угрозой для этой уникальной мировой биосферы.

Итак, Москва успокоила активистов-экологов, наметив трассу, огибающую Байкал далеко на севере. Она пройдет вдоль уже обжитой железнодорожной зоны Байкало-Амурской магистрали (БАМ), идущей параллельно Транссибирской железной дороге. Возможные утечки, конечно, будут представлять угрозу для природы Сибири, но, по крайней мере, не пострадает исключительно чистая вода озера.

'Как это часто случается, экологический аргумент послужил лишь оправданием, чтобы отклонить решение, которое не нравилось Москве', иронизирует московский эксперт в области нефти. Источником конфликта между Токио и Пекином из-за доступа к российской нефти являются экономические и финансовые козыри.

Сначала Токио согласился финансировать сооружение длинной трубы, которая в японской версии оказывалась в семь раз дороже, чем в китайской. По последним оценкам "Транснефти", подрядчика строительства, проект должен обойтись примерно в 12 миллиардов долларов! И чтобы обеспечить решение в свою пользу, Токио дошел до того, что вложил как минимум 5 миллиардов долларов прямых инвестиций в российский Дальний Восток. Такое решение вопроса экономического развития региона, находящегося под угрозой обезлюдеть и подвергающегося демографическому давлению со стороны Китая, сильно склонило чашу весов в пользу Японии.

И все же многое по-прежнему неизвестно. Можно только предполагать, насколько рентабельным окажется это сооружение. Отстаивая свой проект, Михаил Ходорковский пояснял, что трасса в сторону Тихого океана будет иметь смысл только в том случае, если современная геологическая разведка в Восточной Сибири подтвердит наличие значительных запасов нефти. Но до этого пока далеко. По мнению экспертов, надо бы, для очистки совести, вложить еще миллиарда три. Однако все нынешние ежегодные расходы компаний на всей российской территории не достигают этой суммы!

Если недра Восточной Сибири не сдержат своих обещаний, новый дальневосточный нефтепровод рискует заняться транспортировкой в Японию нефти из Тюменской области, а это Западная Сибирь, то есть еще лишних 5000 км... Отсюда и замысел Михаила Ходорковского сначала построить нефтепровод из Ангарска в Китай, а потом еще один, длиной 2700 км, из Сургута в Тюменской области в Мурманск на Баренцевом море, чтобы обеспечить поставки в США и Европу.

Однако что бы там не говорил Пекин, споры по этому вопросу в настоящий момент закончились. Для Раисы Дорофеевой главное сейчас - отправить в Москву требуемые карты в указанный срок. И это при имеющихся средствах. Золотой век российской науки, когда у института был вертолет для поездок на места, миновал. А бюджетные ассигнования из Москвы слишком редки, чтобы ими пренебрегать.