Неудивительно, что президент России Владимир Путин объявил недавнюю смерть Аслана Масхадова, который после избрания президентом Чечни в 1997 году вынужден был провести несколько лет, прячась в горах, огромной победой в чеченской войне. Успех был очень нужен России после бойни в бесланской школе в сентябре прошлого года, и ее министерство иностранных дел с негодованием отнеслось к тому, что остальной мир не воспринял смерть Масхадова так, как ее преподнесли, а именно как 'ликвидацию международного террориста'. На самом же деле русские убили единственного чеченского лидера, с которым они могли бы начать политический процесс. И, если господин Путин действительно хочет закончить эту войну, ему сейчас необходимо найти кого-нибудь получше брутальной фигуры, которой Кремль явно отдает предпочтение - Рамзана Кадырова, сына убитого марионеточного лидера.

Когда русские вышли из Чечни, и с 1997 по 1999 год ею правил Масхадов, его власть оказалась совершенно неэффективной, и прежде всего неспособной бороться с Шамилем Басаевым - настоящим международным террористом, на котором и лежит отвественность за резню в Беслане - это правда. Сейчас уже вряд ли какие-либо переговоры с Басаевым что-либо дадут - его нужно преследовать вплоть до уничтожения. Однако правда и то, что, чтобы дать возможность Чечне жить хоть сколько-нибудь самостоятельно, надо провести еще очень много работы, и это - по большей части результат невероятных по масштабам разрушений и убийств, учиненных Россией в попытках подавить чеченское сопротивление грубой силой. Теперь чеченцам еще труднее выработать в своем обществе какие-либо традиции и организовать гражданские институты, а самыми серьезными силами в сегодняшней Чечне стали преступники и экстремисты.

Для того, чтобы гражданские институты в Чечне появились, ей нужно время, мир и помощь. Теперь, когда Масхадова больше нет в живых, Путин должен понять, что в его же интересах начать процесс организации таких институтов. Причем начать хорошо бы с открытых и честных парламентских выборов, результаты которых были бы признаны и одобрены международными наблюдателями.

___________________________________________________________

Спецархив ИноСМИ.Ru

Убийство Аслана Масхадова: политика худшего ("L'Express", Франция)

Прощай, Аслан Масхадов, наш герой ("Le Monde", Франция)

Отныне двое убийц противостоят друг другу: Путин и Басаев ("L'Express", Франция)

Чечня: Режим топ-террористов ("Spiegel", Германия)

Масхадов: сотворение мученика ("Time", США)

Чечня: радость или горе? ("Newsweek", США)

Пиррова победа Путина в Чечне ("Neue Zuercher Zeitung", Швейцария)

Путин позволяет убивать и дальше ("Berliner Zeitung", Германия)

Красная отметина Кремля ("Le Figaro", Франция)

Масхадов, труп, скрываемый Москвой ("Liberation", Франция)

Ахмед Закаев: Путин стремится лишь к войне в Чечне ("Le Temps", Швейцария)

Смерть Масхадова ("The Washington Post", США)

После Масхадова ("Frankfurter Allgemeine Zeitung", Германия)

Убийство, которое на руку как Кремлю, так и радикальным исламистам ("Le Monde", Франция)

Масхадов: Смерть патриота ("The Wall Street Journal", США)

Путин допустил убийство Масхадова ("Die Zeit", Германия)

Пиррова победа Путина ("Sueddeutsche Zeitung", Германия)

Потеря для русских ("Berliner Zeitung", Германия)

Чеченская война - Немезида России ("Daily Times", Пакистан)

Чечня: Война без правил ("Die Presse", Австрия)

Москва опасается интенсификации конфликта в Чечне ("Le Figaro", Франция)

Что будет после Масхадова ("Arab News", Арабская пресса)

Чеченские сепаратисты клянутся продолжать войну ("The Times", Великобритания)

Путин борется против мира в Чечне ("El Mundo", Испания)

Кавказ: Ведьмин котел вот-вот взорвется ("Frankfurter Rundschau", Германия)

Новым лидером чеченских сепаратистов будет не Басаев ("The Guardian", Великобритания)

Обещание тотальной войны ("Liberation", Франция)

Что ждет Чечню? ("The Times", Великобритания)

Кремль доведет войну до кровавого конца ("Helsingin Sanomat", Финляндия)

Влияние чеченской войны на регион ("The Washington Post", США)

Чечня: переговоры на языке оружия ("Turun Sanomat", Финляндия)

Мертвые герои живут дольше ("Der Standard", Австрия)

Гибель повстанца вызвала дебаты относительно стратегии для Чечни ("The New York Times", США)

'Это оскорбление для всего чеченского народа' ("Liberation", Франция)

Чечня: Стратегия Европы ("Frankfurter Rundschau", Германия)

Чечня, загнанная в угол ("The Financial Times", Великобритания)

Убийство Масхадова: двусмысленная победа России ("Il Мessaggero", Италия)

Масхадов - умеренный лидер, который хотел мира ("Le Figaro", Франция)

Россия и Чечня ("The International Herald Tribune", США)

Масхадов - талантливый военный, не устоявший перед исламистами ("The Times", Великобритания)

Масхадов - жертва российских и исламских радикалов ("The Guardian", Великобритания)

Масхадов ("Die Welt", Германия)

Смертельный враг Кремля ("Frankfurter Allgemeine Zeitung", Германия)