Россия заявила о крупной победе в войне против чеченских повстанцев, уничтожив Аслана Масхадова, лидера чеченского сепаратистского движения. Масхадов долгое время олицетворял собой возмездие Москве, однако наряду с этим он считался истинно умеренным лидером в рядах чеченских боевиков. Его смерть может привести к росту насилия, которое уже распространилось на российскую территорию.

Масхадов в прошлом был советским военнослужащим. Он взялся за оружие, встав на сторону чеченских сепаратистов после распада Советского Союза. Он провел переговоры о независимости Чечни после жестокой и беспощадной войны с Россией в 1994-1996 годах и был избран президентом в январе 1997 года. Независимости Чечни был отведен короткий срок: через два с половиной года Владимир Путин, бывший тогда премьер-министром России, возобновил боевые действия, заявив о том, что чеченские боевики организовали теракты в Москве. Однако доказательства такой причастности до настоящего времени оспариваются.

После возобновления конфликта Масхадов возглавил чеченские силы, сражавшиеся с русскими, и официально стал врагом Москвы номер 1. На прошлой неделе российские военные загнали чеченского лидера в тупик и убили его. Россия назвала это убийство победой в борьбе против экстремизма и терроризма. Сторонники жесткой линии считают, что смерть Масхадова создает вакуум в самом центре чеченского движения сопротивления и что никто не сможет стать ему равноценной заменой, придавая сепаратизму облик человечности или претендуя на доверие и лояльность большей части чеченцев. По их сценарию, внутренняя борьба среди боевиков за его мантию ослабит движение и внесет в него раскол.

Другие считали Масхадова умеренной фигурой чеченского движения сопротивления. Он призывал к переговорам с Москвой - однако эти призывы Кремлем были проигнорированы; он осуждал самые заметные теракты чеченских экстремистов, такие как ужаснувший весь мир захват заложников в школе Беслана в сентябре прошлого года, когда погибли сотни людей, многие из них дети. После этого теракта Масхадов даже призвал к прекращению огня. Однако российские руководители отвергли саму мысль о различиях между умеренными террористами и террористами экстремистского толка, заявляя, что любое такое разграничение - лишь рекламный трюк.

Похоже на то, что больше других от смерти Масхадова выигрывает Шамиль Басаев, человек, организовавший нападение в Беслане, захват в 2002 году театра в Москве, в результате которого погибло 130 человек, а также ряд терактов в жилых домах на территории России. Басаев - религиозный мусульманский фанатик, о котором говорят, что он больше заинтересован в распространении ислама, чем в независимости Чечни. Именно так описывает конфликт Путин, и жестокая тактика Басаева лишь подтвердит заявления Москвы о том, что борьба ведется против непримиримых террористов, а не против борющихся за независимость сепаратистов.

Проблема состоит в том, что путинская стратегия выжженной земли потерпела провал. Законно избранное чеченское правительство было отстранено от власти, однако отобранные Москвой преемники не в силах управлять республикой. Повстанцы почти ежедневно осуществляют нападения, и потери среди российских военных и их чеченских союзников продолжают расти. Значительная часть территории Чечни считается запретной зоной. В прошлом году был убит Ахмад Кадыров, бывший боевик, перешедший на российскую сторону и впоследствии избранный президентом в ходе сфальсифицированных выборов. Сын Кадырова возглавил милицейские формирования своего отца, однако сегодня они проявляют больший интерес к мародерству и мести, чем к окончанию конфликта. Оценки и мнения россиян и их сторонников в Чечне стали более жесткими. Что еще хуже, сегодня конфликт перешагнул за границы Чечни.

Вместе с тем, смерть Масхадова может дать Москве и новые возможности. Москва может поверить своим собственным оценкам, заявить, что это убийство позволяет начать все с чистой страницы и объявить о том, что она готова вести переговоры с новым лидером чеченского движения. Реальный лидер Чечни может принести реальный мир. Однако Москва не подает признаков готовности к необходимым компромиссам - особенно после того, как Путин заявил, что Россия выигрывает в этой войне.

Басаев не станет лидером чеченского движения; по некоторым сведениям, это место займет мусульманский клерикал Абдул Халим Сайдулаев, названный Масхадовым два года назад в качестве своего преемника. Однако Басаев по-прежнему останется военным руководителем движения; он использует убийство Масхадова в качестве оправдания для активизации кампании террора. Непреклонная решимость Москвы сокрушить повстанческое движение и ее неспособность достичь этой цели приводят к тому, что порочный круг замкнется, и насилие будет только нарастать.

___________________________________________________________

Спецархив ИноСМИ.Ru

Гибель Масхадова: Российская версия вызывает сомнения ("Liberation", Франция)

Не тот чеченец ("The New York Times", США)

Убийство Аслана Масхадова: политика худшего ("L'Express", Франция)

Прощай, Аслан Масхадов, наш герой ("Le Monde", Франция)

Отныне двое убийц противостоят друг другу: Путин и Басаев ("L'Express", Франция)

Чечня: Режим топ-террористов ("Spiegel", Германия)

Масхадов: сотворение мученика ("Time", США)

Чечня: радость или горе? ("Newsweek", США)

Пиррова победа Путина в Чечне ("Neue Zuercher Zeitung", Швейцария)

Путин позволяет убивать и дальше ("Berliner Zeitung", Германия)

Красная отметина Кремля ("Le Figaro", Франция)

Масхадов, труп, скрываемый Москвой ("Liberation", Франция)

Ахмед Закаев: Путин стремится лишь к войне в Чечне ("Le Temps", Швейцария)

Смерть Масхадова ("The Washington Post", США)

После Масхадова ("Frankfurter Allgemeine Zeitung", Германия)

Убийство, которое на руку как Кремлю, так и радикальным исламистам ("Le Monde", Франция)

Масхадов: Смерть патриота ("The Wall Street Journal", США)

Путин допустил убийство Масхадова ("Die Zeit", Германия)

Пиррова победа Путина ("Sueddeutsche Zeitung", Германия)

Потеря для русских ("Berliner Zeitung", Германия)

Чеченская война - Немезида России ("Daily Times", Пакистан)

Чечня: Война без правил ("Die Presse", Австрия)

Москва опасается интенсификации конфликта в Чечне ("Le Figaro", Франция)

Что будет после Масхадова ("Arab News", Арабская пресса)

Чеченские сепаратисты клянутся продолжать войну ("The Times", Великобритания)

Путин борется против мира в Чечне ("El Mundo", Испания)

Кавказ: Ведьмин котел вот-вот взорвется ("Frankfurter Rundschau", Германия)

Новым лидером чеченских сепаратистов будет не Басаев ("The Guardian", Великобритания)

Обещание тотальной войны ("Liberation", Франция)

Что ждет Чечню? ("The Times", Великобритания)

Кремль доведет войну до кровавого конца ("Helsingin Sanomat", Финляндия)

Влияние чеченской войны на регион ("The Washington Post", США)

Чечня: переговоры на языке оружия ("Turun Sanomat", Финляндия)

Мертвые герои живут дольше ("Der Standard", Австрия)

Гибель повстанца вызвала дебаты относительно стратегии для Чечни ("The New York Times", США)

'Это оскорбление для всего чеченского народа' ("Liberation", Франция)

Чечня: Стратегия Европы ("Frankfurter Rundschau", Германия)

Чечня, загнанная в угол ("The Financial Times", Великобритания)

Убийство Масхадова: двусмысленная победа России ("Il Мessaggero", Италия)