Гибель президента чеченских сепаратистов Аслана Масхадова (53 года), убитого, по московской версии, 8 марта российскими войсками специального назначения, продолжила список все усиливающихся разногласий между Россией и Польшей, бывшим советским сателлитом, который только и ждал падения коммунистического режима, чтобы вступить в НАТО и Европейский Союз.

10 марта министерство иностранных дел действительно отбрило своего польского коллегу, расценившего как 'политическую ошибку' уничтожение умеренного лидера чеченских сепаратистов. 'Москва не понимает и потрясена комментариями польского министерства иностранных дел. . . считающего, что уничтожение Масхадова не только глупо с политической точки зрения, но и ошибочно', - такова была реакция российского министерства иностранных дел. 'Его руки в крови тысяч россиян, в том числе и детей', говорится в коммюнике.

Надо сказать, что реакция главы польской дипломатии была очень эмоциональной. Он вслух высказал то, о чем многие западные дипломаты предпочитают молчать, чтобы не разозлить российского президента Владимира Путина. Адам Даниэль Ротфельд не только назвал 'убийство Масхадова (. . .) политической ошибкой', но еще и сказал, что не исключает того, что 'те, кто совершил убийство, стремились свести на нет возможность диалога'. И добавил, что Аслан Масхадов был 'единственным человеком, с которым было возможно попытаться прийти к соглашению на Кавказе'.

Этот урок кавказской геополитики не пришелся по вкусу русским. 'Перед нами возник вопрос: выразит ли Польша недовольство после уничтожения террориста-убийцы Шамиля Басаева, внесенного ООН в список террористов, или Усамs бен Ладена?' - задается вопросом Москва, которая по-прежнему представляет войну в Чечне как элемент борьбы с международным терроризмом.

Прецедент Беслана и Киева

Трагический исход захвата заложников в Беслане (Северная Осетия) в сентябре 2004 года, ответственность за который взял на себя чеченский радикал Шамиль Басаев, уже стал поводом для дипломатической стычки между Москвой и Варшавой. Находившегося с официальным визитом в Кремле через две недели после трагедии президента Квасьневского упрекнули в том, что польские СМИ, по мнению Москвы, являются застрельщиками 'антироссийской кампании, организованной (. . .) при поддержке многочисленных официальных представителей этой страны'. Польская пресса объясняла, что корни этой трагедии - в силовом подходе России к чеченскому вопросу.

Москва отнюдь не была в восторге от проявленной поляками активности по разрешению кризиса на Украине в конце 2004года. Не обращая внимания на вмешательство европейской дипломатии, Владимир Путин с иронией высказывался о целях президента Квасьневского, которого он обвинял в том, что он 'хочет воспользоваться кризисом, чтобы обосновать свою позицию на европейской сцене'.

Официально отношения с Москвой рассматриваются поляками как стратегические. Александр Квасьневский не раз предпринимал попытки вывести диалог из области эмоций. Его речь во время церемонии в Освенциме в январе 2005 года была особенно доброжелательной по отношению к русским 'освободителям', он всячески избегал упоминания о 45 годах последовавшей за этим коммунистической диктатуры. Однако он напрасно старался. Конечно, Москву трудно обмануть двойственностью произносимых Варшавой речей, примирительных во время двусторонних встреч и решительных, когда речь заходит об установлении отношений ЕС с Россией.

Наконец, Москва по-прежнему выражает недовольство по вопросам безопасности. Если она уже почти переварила вступление Польши в НАТО в 1999 году, то Москву уязвляет сама мысль о том, что в этой стране, как предполагается, разместятся американские базы.

Вся эта напряженность привела президента Квасьневского к мысли последовать примеру эстонского и литовского коллег и бойкотировать намеченные на 9 мая в Москве торжества по случаю 60-й годовщины победы над нацизмом. Тем более что российская военная прокуратура вновь отказывается предоставить Польше документы, касающиеся уничтожения политической полицией Сталина 22 000 польских солдат и офицеров под Катынью в 1940 году. После долгих увиливаний г-н Квасьневский, под давлением общественного мнения, в конце концов, решил отправиться на торжества.

Ухудшение отношений затронуло и экономику. Находящаяся в зависимости от поставок российской нефти и газа, Польша недавно пожаловалась на препятствия, чинимые в связи с экспортом в Россию продуктов питания, в то время как она пытается выровнять свой слишком неравноправный обмен с могучим соседом.