Вполне возможно, что скончавшийся в возрасте 101 года Джордж Кеннан (George Kennan) - один из лучших, если не лучший, геостратег Соединенных Штатов за всю историю их существования - унес с собой и сумеречное представление о своей, находящейся в полном упадке стране. Кеннан был создателем концепции знаменитой 'политики сдерживания' (containment policy), гарантировавшей Соединенным Штатам геостратегическую победу над Советским Союзом в ходе Холодной войны, когда американцам не пришлось выпустить ни единой пули по своему сопернику. Блестящий интеллект сочетался в нем со строгостью, он совершенно не признавал фривольности телеэкранов, к которым так привержены Альфред Киссинджер (Alfred Kissinger) и Збигнев Бжезинский (Zbignev Brzezinski). Оба бывших советника по вопросам национальной безопасности гораздо больше известны американцам, но куда менее эффективны обладавшего светлым умом Кеннана, который крайне скептично относился к примитивной воинствующей политике Рональда Рейгана (Ronald Reagan), продолженной затем президентами Бушами.

Кеннан высказывался против идеи превращения Соединенных Штатов в 'мирового полицейского' и в 60-х резко выступил против оккупации Вьетнама, заявив, в качестве аргумента, что на кону не стоят жизненно важные интересы страны. По мнению этого сверходаренного дипломата, особый интерес для Соединенных Штатов представляли пять регионов: Советский Союз, Великобритания, Германия, Япония и сами Соединенные Штаты (Mark Tran, 18 марта).

Рассчитанное на длительную перспективу представление Кеннана заключалось в том, что куда больше военного могущества, именно демократия, борьба за свободу и права человека, во главе которой на тот момент стояли Соединенные Штаты, должны были стать главным козырем в борьбе с советским тоталитаризмом, который начнет разрушаться изнутри. И такая точка зрения была более чем верна. Кеннан умер, новый тоталитаризм, с которым необходимо бороться - это унилатерализм бушистов, а границы пяти, точно определенных им, зон жизненно важного интереса США, сегодня размыты, если не расколоты.

Наследница СССР - Россия, - благодаря своему двойному ядерному и стратегическому могуществу, превратилась в евроазиатский шарнир, образовав на востоке вместе с Индией и Китаем 'стратегический треугольник', а на западе создав ось с Францией, Германией и Испанией. 'Коварный Альбион', иначе - Великобритания, ставящая собственные интересы выше любых других человеческих ценностей, из-за своей геополитической развращенности может неожиданно оставить Соединенные Штаты (как, например, в случае с Канадой) и присоединиться к куда более просвещенной одиссее Европейского Союза.

Начиная с момента противозаконного англосаксонского вторжения в Ирак, Германия отчетливо дистанцировались в своих трансатлантических отношениях и заключила серьезные геостратегические союзы, как с Францией - а теперь еще, при Родригесе Сапатеро (Rodriguez Zapatero), который оказался куда дальновиднее в плане геополитики своего предшественника Аснара (Aznar), и Испании, - так и с геостратегическим треугольником Россия-Индия-Китай. Германскую космогонию в период правления канцлера Герхарда Шредера можно считать вдвойне геоэкономической и геополитической, в отличие от нездоровой меркантильности англосаксонского дуэта в период полного финансового упадка.

Япония, в случае, если она не вернется к своим азиатским корням, где ее шансы значительно увеличатся, может полностью проиграть. Сегодня, при правлении премьера Коидзуми (Koizumi), пытающегося бороться с неумолимыми историческими течениями, эта страна начала смехотворно искажаться, встав на сторону Соединенных Штатов и Великобритании и разделив с ними их декадентское состояние. Хуже того, Япония попала в ловушку конфронтации с Китаем, куда ее подтолкнул все тот же англосаксонский дуэт. А это серьезная ошибка. Как указывает уважаемый историк и специалист по японским вопросам Чалмерс Джонсон (Chalmers Johnson), недавно закончивший серьезный геополитический анализ, 'США перестали являться сверхдержавой однополярного мира: сегодня необходимо решать вопрос с Китаем'. ('tomdispatch.com', 16 марта)

Чалмерс Джонсон не включает в свой пятиполюсный миропорядок ни России, ни Бразилии и ограничивает его Соединенными Штатами, ЕС, Китаем, Индией и Японией (упоминание последней - одна из его сентиментальных слабостей в качестве президента Института японских политических исследований). Неожиданно, Великобритания, Германия и Франция продемонстрировали свое беспокойство назначением неоконсерватора штраусианского тока Пола Вулфовица (Paul Wolfowitz) на пост главы Всемирного Банка ('Asia Times', 19 марта).

Продукт периода Холодной войны - пятиполюсное мироустройство Кеннана - в высшей степени щедро включал в себя еще три центра власти, но на деле сводился к биполярному ядерному миропорядку (Соединенные Штаты - Советский Союз), к которому добавлялись европейский полюс (Великобритания и Германия) и азиатский (Япония). Исчезновение в 1990 году советской империи привело к созданию однополюсного геостратегического миропорядка Соединенных Штатов, включавшего в себя геоэкономический трехполюсный подотряд (США, Германия, Япония). Так продолжалось до 2000 года, когда на мировую арену триумфально вышел евро и помести ЕС на завидное место (здесь Германия играет роль главного экономического мотора). В то же самое время Япония оказалась в состоянии застоя, а в Соединенных Штатах начался период необратимого упадка, который стал следствием неумеренных финансовых аппетитов, вроде тех, что наблюдались в Японии десятилетие назад. Соединенные Штаты, Япония и Великобритания образуют ось финансового упадка периода глобализации.

Иракский раскол 2003 года расчленил пятиполюсный миропорядка Кеннана - с точки зрения ядерного могущества это был, скорее, двухполюсный миропорядок, содержавший в себе геоэкономическую трехстороннюю составляющую (США, ЕС, Япония). На место прежнего пришло сложное многополярное и многостороннее мироустройство, внутри которого разбивает свой лагерь зарождающийся шестиполюсный мир: США, ЕС плюс страны-члены БРИК (Бразилия, Россия, Индия и Китай).

Кеннан с его более 'русско-центрическим' мировосприятием не предугадал подъема Китая, Индии и Бразилии, тем не менее, он никогда не терял ясности ума и не стремился из страха уничтожить ни Россию (неизлечимая фобия Бжезинского и немного Чалмерса Джонсона), ни Германию. Кроме того, Кеннан не заметил глубины декадентства (демографического и финансового) Японии, сегодня с грохотом частично замещенной Китаем и Индией.

Кеннан уже не смог стать свидетелем начала создания мощной четырехэлементной европейской оси (Россия, Германия, Франция и Испания), способной провести корреляцию сил на планете и заставить растеряться Киссинджера и Бжезинского: оба они, не говоря уже о Кондолизе Райс (Condoleezza Rice), сильно не дотягивают до создателя апофеозной 'политики сдерживания'.

За исключением особой публикации 'Stratfor', популярные англосаксонские СМИ, вероятно стараясь не угнетать своих читателей, поступили верно, избежав освещения парижского саммита зарождающейся четырехэлементной оси. Здесь особую роль сыграла встреча с глазу на глаз между принимавшим гостей Жаком Шираком и российским царем Путиным, к которым позднее присоединились канцлер Германии Шредер и испанец Сапатеро.

На своей встрече лидеры четырех государств потребовали 'полного и незамедлительного вывода' оккупационных сирийских войск и их жуткой разведслужбы с территории Ливана в соответствии с резолюцией 1559 ООН ('Le Monde', 16 марта). Привлек к себе внимание тот факт, что Путин положил на алтарь геополитики свои отношения с Сирией, в то время как Франция стремится вернуть себе влияние в Ливане. Чеченская проблема затронута не была, в то же самое время Германия, Франция и Испания постарались сгладить острые углы в отношениях между Россией и Украиной, которую все хотят видеть больше европейской, чем американо-центристской.

'Старая Европа' предпочла не вмешиваться в домашние дела России, что под бесцеремонным предлогом борьбы за права человека и демократию бесстыдно позволяют себе бушисты. Все четыре стороны провели сближение своих позиций по чувствительному иранскому ядерному вопросу и оставили, таким образом, Соединенные Штаты в одиночестве демонстрировать свою воинственность. Примечательно, что Франция пыталась найти согласие России по вопросу снятия эмбарго на продажу оружия Китая (возможно, для того, чтобы избавиться от мешающего американского давления?).

Менее всего Франция хочет унизить Россию, к чему, в противовес мудрым поучениям Кеннана, одержимо стремятся неоконсерваторы штраусианского толка из Пентагона. Стараясь скрепить близость отношений с Россией, президент Франции пригласил Путина в Таверни, где расположен центр командования воздушными операциями. Эта база является 'одним из главных центров оборонной системы Франции, где находятся штабы стратегической авиации и командования спецоперациями' ('Le Monde').

От Кэтрин Беннхоулд (Katrin Bennhold) из 'The International Gerald Tribune' не ускользает тот факт, что четверо европейских лидеров, 'выступивших против американского вторжения в Ирак и сформировавших антивоенный фронт Европы, подтвердили свою приверженность мультилатерализму'. Путин заявил, что все четверо выступают за 'многосторонний мир' и сообщил о своем горячем желании заключить 'многосторонний долгосрочный союз с ЕС'. Спорные вопросы Чечни и Украины приостановили переговоры о четырех стратегических пунктах отношений между Россией и ЕС, которые участники парижского саммита договорились в ближайшее время уточнить.

Беннхоулд проницательно цитирует главного эксперта по экономическим вопросам базирующегося в Лондоне Центра Европейских Реформ Катинку Барыш (Katinka Barysch): 'Похоже, что альянс, выступавший против иракской кампании, превратился в альянс пророссийский'. И она не ошибается. Своими назначениями, агрессивно отстаивающими унилатерализм США, - Джона Болтона (John Bolton) на место представителя Соединенных Штатов в ООН и Пола Вулфовица на должность президента Всемирного Банка - Буш не только оскорбил 'старую Европу', но и подтолкнул ее к возобновлению сердечных отношений с Россией. Если эти отношения перерастут в стратегический союз, унилатерализму бушистов будет нанесен сокрушительный удар: тем самым им придется расплачиваться за свое высокомерное нежелание усвоить уроки Джорджа Кеннана - самого мудрого из американских дипломатов ХХ-го столетия.