Леониду Невзлину надоело хранить молчание и сидеть тихо. Более года после отъезда из России он избегал средств массовой информации и ничего не говорил о кампании российского президента Владимира Путина по концискации нефтяного гиганта ЮКОСа у него и его коллег. Он также молчал по поводу страданий руководителя ЮКОСа Михаила Ходорковского в тюрьме.

'В свое время в России я довольно много выступал [с политическими заявлениями], я был довольно агрессивен, - заявил на этой неделе корреспонденту 'Jerusalem Post' из своего дома в Херзлия Питуа Невзлин, один из основных акционеров ЮКОСа, - мои коллеги, даже сам Ходорковский, хотели положить конец моей публичной активности, потому что я раздражал Кремль и всех российских руководителей'.

По словам Невзлина, несколько лет назад Путин собрал главных бизнесменов России и отдал им такой приказ: если они не будут вмешиваться в политику, он не будет вмешиваться в их денежные дела. Те, кто 'понял намек', как говорит Невзлин, живут сегодня припеваючи, а те, кто не понял, - кто, как и руководители ЮКОСа, открыто поддержал оппозиционных политиков и реформы, - те с того самого времени подвергаются преследованиям.

Россия преследует Невзлина и его партнеров, Михаила Брудно и Владимира Дубова, проживающих в Израиле, она ведет розыск других российских магнатов, уехавших в Великобританию и другие страны. Но в определенный момент некоторые из них поверили, что есть возможность разрядки в отношениях с Кремлем.

'В то время, - вспоминает Невзлин, - мои коллеги верили, что смогут заключить сделку с государством, чтобы оно прекратило погром против ЮКОСа'. Они попросили его умерить пыл своей политической активности и помочь сгладить противоречия. Поэтому он молчал в течение года. По словам Невзлина, он 'просто исчез'. Но больше так продолжаться не может.

'Чего они добились моим молчанием? - гневно спрашивает Невзлин, - ситуация в компании только ухудшается. . . Государство незаконными методами отобрало у ЮКОСа 60 процентов добывающих мощностей. А число людей [связанных с ЮКОСом], которые либо сидят в тюрьме, либо уехали за границу, только возросло. Взять к примеру Светлану Бахмину [35-летний юрист ЮКОСа], - у нее два маленьких ребенка трех и семи лет. Ей не разрешают видеться и разговаривать с ними. Она начала голодовку, у нее проблемы с почками, с нервной системой, с сердцем'.

'Молчание было моей ошибкой, - говорит Невзлин, - сейчас я делаю то, что хотел делать, что я должен делать'.

Он не обсуждал свое решение начать публично высказываться ни с Ходорковским, ни с другими. Но, по его словам, это не имеет значения, потому что 'я верил тогда - и я верю сейчас - что только широкое обсуждение и агрессивное поведение в отстаивании нашей позиции поможет одержать победу'.

Чтобы сторонний наблюдатель не подумал, будто Путин создает проблемы только сверхсостоятельным оппозиционным агитаторам, Невзлин высказывает резкое предостережение. По его словам, кроме сомнительных с точки зрения закона налоговых сражений с частным бизнесом, Путин концентрирует в своих руках власть, подавляет независимые средства массовой информации и душит политическую конкуренцию.

'В последний раз ситуация в России была в равной степени плоха при Сталине', - сказал он.

Это сравнение не случайно, поскольку Невзлин верит, что России грозит опасность возврата к деспотическому прошлому.

'Западный мир порой забывает, насколько сильно он нуждается в свободной и демократической России, - сказал Невзлин, - это большая ошибка. Сейчас для цивилизованного мира нет большей опасности, чем Россия под пятой тирании'. Почему?

Тирании для сохранения собственного господства необходима конфронтация с внешними врагами. Именно поэтому Путин все чаще использует угрозу применения силы. Когда недавно президент Литвы отказался приехать в Россию, поставив в неловкое положение Путина, тот в ответ отказался поставлять в эту страну нефть. Они называют это 'нефтяной дубинкой'.

'Существует также 'сирийская дубинка' для Израиля, - продолжает Невзлин, имея в виду продажу вооружений врагу Израиля, - у Содружества Независимых Государств много таких 'дубинок'. Возможно, что революция на Украине стала результатом неумного использования таких 'дубинок', они получили такую же реакцию в Грузии, на Кавказе - сейчас они получат ее в Киргизии, а потом и в других бывших советских республиках'.

По мнению Невзлина, Путин может даже привести Россию к созданию новых альянсов с арабскими государствами против Израиля, с Китаем против США и так далее.

'Нужно задуматься о том, сколько у него осталось средств массового уничтожения', - заявил Невзлин, добавив при этом, что новая гонка вооружений при Путине станет 'неизбежным' результатом неспособности Запада заставить Россию проводить больше демократических реформ'. Невзлин полностью поддерживает введение против России санкций, поскольку, по его словам, 'это единственная вещь, которую путинский режим способен понять'.

По словам Невзлина, Россия все еще зависит от Запада в плане экономической стабильности, и существенная часть такой стабильности довольно ненадежно обеспечивается высокими ценами на нефть. Он предсказывает, что если цены на нефть вдруг резко упадут, средний класс, привыкший сегодня жить вполне обеспеченно, начнет искать козла отпущения. А это не предвещает ничего хорошего национальным меньшинствам, которым уже сегодня живется в России довольно неспокойно - особенно потому, что государство уже начало нагнетать националистические настроения по всей стране.

'Россия распадется на куски, малочисленные народы начнут прямую битву с Москвой, произойдет взрыв антисемитизма. Даже хорошо, что в России осталось мало евреев', - говорит он.

Как бывший руководитель ряда еврейских организаций, Невзлин говорит, что считает еврейскую общину в России неспособной в одиночку вести битву за реформы. Еврейские группы в России слишком разрознены, чтобы вести самостоятельную борьбу. По мнению Невзлина, у них нет ни опыта, ни умонастроения, необходимого для объединения усилий с другими российскими организациями. Кроме того, слишком многие еврейские 'функционеры' 'прикормлены Кремлем'.

Он добавляет, что в более широком смысле еврейская община является 'козырной картой', которую Путин может использовать по собственному усмотрению.

Этого нельзя больше сказать о Невзлине, который после полутора лет пребывания в Израиле начинает привыкать к местной жизни. 'Мне нравится жить в демократическом государстве, - говорит он с улыбкой, - и климат здесь великолепный'.

Невзлин вывел из России большую часть своих активов. Он также перенес в Израиль большую часть своей благотворительной деятельности, помогая в осуществлении молодежных и образовательных проектов. Вместе с Брудно и Дубовым он недавно приобрел значительную долю акций израильской нефтехимической компании Israel Petrochemical Enterprises и планирует заняться инвестиционным бизнесом.

Он пока 'стоит в стороне' от кнессета, предоставляя другим делать 'грязную работу' - хотя и не отрицает, что через пару лет может подумать о политической деятельности.

Однако совершенно ясно, что Невзлин заплатил высокую личную цену за то, что бросил вызов Путину. Он пережил распад семьи, ему пришлось отказаться от своих политических амбиций и коммерческих устремлений в России. 'Россия должна заплатить за это', - говорит он.

Несмотря на довольно сложные чувства в отношении своей исторической родины, Невзлин хочет пустить здесь корни. По его словам, даже если в России придет к власти новое демократическое правительство, он туда не вернется. Невзлин говорит, что это бессмысленно, поскольку он 'уже раздал все свои чемоданы'.