Созданная три столетия назад Петром Первым имперская Россия, которую с царским упорством сохраняли Ленин, Сталин и их преемники, рассыпается с той же стремительностью, с которой мы сегодня ночью переводили стрелки часов. Путин, пришедший к власти в 1999 году с намерением остановить кровотечение, открывшееся в момент распада Советского Союза, стал свидетелем того, как за 16 месяцев три бывших советских республики выскользнули из-под его контроля: Грузия, Украина, а сегодня - Киргизия.

Бархатные революции - оранжевые или как вам будет угодно называть это отвращение людей к закамуфлированным посткоммунистическим режимам - со всей очевидность показывают невыносимость России. Той, вскормленной царями и разросшейся при советском режиме России. И сегодня не перестают казаться карикатурными идеологические уловки, к которым прибегали отцы-основатели СССР, стремясь скрыть свои имперские желания. Они даже создали Народный Комиссариат по Делам Национальностей.

Сначала большевики хотели подхлестнуть любое стремление к независимости, поскольку это был удар по последнему из Романовых. Но как только Кремль оказался в их руках, бывшие паладины самоопределения решили, что национализм - болезнь, которая может оказаться заразной и подорвать священное единство классовой борьбы. Используя методы Ивана Грозного, Сталин сохранил все республики-сателлиты в подчинении Руси-матушки. Но без смертельных доз милитаризма и бюрократии наследие оказалось невыносимым.

Альфредо Абиан - главный редактор 'La Vanguardia'

_________________________________________________________

Спецархив ИноСМИ.Ru

Озлобленные массы ("Deutschlandfunk", Германия)

Москву пугает любое потрясение ("Liberation", Франция)

Маршалл Голдман: "Эффект домино не остановить" ("La Repubblica", Италия)

Самая последняя революция в Средней Азии ("The Washington Times", США)

Киргизская весна ("Die Presse", Австрия)

Эдил Байсалов: Народ был вынужден захватить власть ("Liberation", Франция)

Испытание для демократии ("The Independent", Великобритания)

Революция тюльпанов в Средней Азии ("Christian Science Monitor", США)

Пожар в Средней Азии ("Liberation", Франция)

Прорыв в Бишкеке ("The New York Times", США)

Еще одно мусульманское домино ("The Wall Street Journal", США)

Прилив демократии ("El Pais", Испания)

В постсоветском видении мира Путина обнаружилась еще одна прореха ("The Guardian", Великобритания)

Подбросьте дров в костер революции ("The New York Sun", США)

Киргизия: 'революция тюльпанов' добралась до столицы ("Liberation", Франция)

Что-то происходит в Средней Азии ("El Mundo", Испания)

Стал автократом - и оказался в положении вне игры ("Berliner Zeitung", Германия)

Беспорядки в Кыргызстане потрясли Среднюю Азию ("United Press International", США)

Власть народа в Киргизстане ("The Economist", Великобритания)

Власти Киргизии пытаются остановить распространение конфликта ("The Wall Street Journal", США)

Киргизский кризис ("Frankfurter Rundschau", Германия)

Милиция усиливает давление на сторонников лимонной революции ("The Times", Великобритания)

Воля народа победит? Возможно ("The Economist", Великобритания)

Киргизия: Массы, которые трудно удержать ("Frankfurter Allgemeine Zeitung", Германия)

Кыргызстан не готов к революции ("The Baltimore Sun", США)

Когда "власть народа" выплескивается наружу ("The Wall Street Journal", США)

Киргизия: Протесты без участия демократов ("Die Tageszeitung", Германия)

Ариэль Коэн: Ждать больше нельзя ("The Wall Street Journal", США)

Киргизская революция движется вперед ("Liberation", Франция)

Еще одно восстание на постсоветском пространстве ("The Washington Post", США)

Киргизия: Восстание отверженных ("Frankfurter Rundschau", Германия)

Уличные протесты ("The Financial Times", Великобритания)

Страх Кремля перед демократией ("Die Presse", Австрия)

Пойдет ли Киргизия по пути Украины? ("Christian Science Monitor", США)

'Режим в Киргизии не способен реформироваться' ("Liberation", Франция)

Спокойная революция ("Liberation", Франция)

А теперь Кыргызстан! ("The Wall Street Journal", США)