Сомнение и беспокойство охватывают последних либералов в российском правительстве. Министр финансов Алексей Кудрин только что проиллюстрировал эту тенденцию, подняв тревогу по поводу 'катастрофического избытка потребительского спроса' перед лицом российской экономики, которая 'не в состоянии на него ответить'. Выступая на правительственном семинаре по экономической политике, он предсказал 'снижение темпов роста в течение трех ближайших лет' и объявил, что признаки этого уже заметны 'по двум первым месяцам этого года'.

И в самом деле, несмотря на высокие цены на нефть и, следовательно, доходы от ее продажи, рост внутреннего валового продукта (ВВП), по данным министерства экономического развития, в первом квартале 2005 года, видимо, достигнет 5,2% против 7,3% за тот же период прошлого года. Возглавляющий это министерство либерал Герман Греф вновь высказал сомнения относительно возможности достижения поставленной Владимиром Путиным цели удвоить российский ВВП за десять лет: 'Я разделяю этот подход в том, что касается цели, но нынешние темпы роста не позволяют достичь ее'.

Герман Греф уже проявил такую сдержанность несколько недель назад перед депутатами Совета Федерации. Тогда глава правительства Михаил Фрадков поспешил ее исправить, утверждая, что поставленная президентом цель по-прежнему остается 'на повестке дня', даже если в экономике проявляются 'тревожные симптомы'.

Рост является не единственной причиной для беспокойства. Поскольку инфляция перешагнула в прошлом году установленный 10% барьер (и составила 11,7%), Греф подчеркнул, что ему представляется невозможным сдерживать в 2005 году предусмотренный рост цен на 8,5%. Это помрачневшие экономические перспективы заставили на прошлой неделе Владимира Путина броситься на амбразуру. Поскольку доверие руководителей предприятий снижается, российский президент настаивал на необходимости 'защитить' предпринимателей от 'произвола администрации' принятием нового закона о конкуренции и 'полностью гарантировать им право на собственность'. Владимир Путин обратился к правительству с просьбой сократить с десяти до трех лет срок, в течение которого суд может пересмотреть приватизацию предприятий.

Обращение было направлено и на иностранных инвесторов, ставших особенно осторожными, после того как Кремль учинил расправу над нефтяной компанией Юкос, которая выражается в том, что несколько дней назад обвинение потребовало очень сурового наказания для нескольких бывших его руководителей. Россия с бессильной завистью взирает на Китай. Ведь его рост происходит благодаря прямым иностранным инвестициям, в шесть раз превышающим те, которые получает Россия. В прошлом году прямые иностранные инвестиции в России возросли на 39%, но при этом они достигают всего лишь 9,4 миллиардов долларов, в частности благодаря 7,6% участию ConocoPhillips в капитале компании Лукойл. Однако по отношению к внутреннему валовому продукту прямые иностранные инвестиции остаются скромными (1% от ВВП) по сравнению с экономикой стран Центральной и Восточной Европы, где прямые иностранные инвестиции составляют от 5% до 10% ВВП.

Как подчеркивает недавний отчет, составленный международным консалтинговым агентством PBN, 'коррупция является основной причиной, по которой иностранные инвесторы опасаются инвестировать в Россию'. Административные барьеры и произвольное применение законов объясняют остальное. И все-таки Россия по-прежнему является очень привлекательной: 54% опрошенных инвесторов надеются на улучшение инвестиционного климата в течение ближайших двух лет, а 46% компаний, не внедрившихся еще в российскую экономику, предполагают вложить в нее капитал в течение года.