На улицах Москвы мало признаков наметившегося экономического спада: магазины, рестораны, отели и казино заняты напряженной работой по обслуживанию москвичей и приезжих. Даже среди недели толпы людей заполняют район развлечений и увеселений Новый Арбат до поздней ночи.

Однако статистические данные по экономике указывают на снижение темпов роста валового внутреннего продукта с наивысшей отметки в 7,1 процента, зарегистрированной в прошлом году. За первые два месяца 2005 года ВВП увеличился лишь на 4,4 процента. Экономист из Всемирного Банка Джон Литвак (John Litwack), занимающийся Россией, говорит: 'Определенно, замедление налицо. Вопрос в том, будет оно незначительным или серьезным'.

Ответ отчасти зависит от мирового рынка нефти, а отчасти - от экономической политики России и от внутреннего инвестиционного климата.

В начале года экономисты единодушно считали, что цена нефти недолго будет удерживаться на такой высокой отметке в 50 долларов за баррель. Сейчас они уже не так уверены, поскольку в момент написания этой статьи цена барреля превышала 55 долларов.

Не ясно, каково будет краткосрочное воздействие роста цен на экономику, поскольку 90 процентов доходов от продажи нефти через налогообложение уходит в карман государства и большей частью оседает на офшорных счетах стабилизационного фонда.

Но поскольку на сегодня в этом фонде скопилось уже более 800 миллиардов рублей, власти начинают ослаблять свою налогово-бюджетную политику, выделяя больше средств на социальные нужды и на финансирование налоговых сокращений.

Министры также рассматривают крупные схемы развития инфраструктуры, особенно в регионах, которые не выиграли от нефтяного и газового бума. После начала поступления средств чистый рост ВВП только от реализации таких схем может составить от 1 до 2 процентов, однако все зависит от того, когда и какие решения примет правительство.

Экономическая политика в настоящее время является предметом напряженных споров. Либералы в президентской администрации пытаются убедить президента Владимира Путина ускорить проведение рыночных реформ. За последние шесть месяцев экономический советник президента Андрей Илларионов и министр экономики Герман Греф неоднократно высказывали публичные критические замечания в связи с отсутствием реформ. К их лагерю принадлежит и министр финансов Алексей Кудрин.

Им противостоят набирающие силу в администрации президента люди, считающие, что государство должно играть ведущую роль в управлении экономикой.

Путин дает высказаться обеим сторонам, но собственное мнение публично не выражает. Однако в своих решениях президент в основном следует линии приоритета государства, особенно в деле ЮКОСа.

После ареста создателя этой нефтяной компании Михаила Ходорковского и наложения ошеломляющих штрафных санкций власти могли дать ЮКОСу возможность остаться на плаву, если бы позволили компании рассчитаться с долгами постепенно, с выплатой от поступающей прибыли. Вместо этого Кремль разрушил ЮКОС, захватив и национализировав его самое крупное нефтедобывающее подразделение - компанию 'Юганскнефтегаз'.

Таким образом, государство сделало недвусмысленный намек: оно считает себя хозяином и регулирующим органом промышленности, а частные собственники должны вести себя осторожно.

Тем временем, либералам-реформаторам был нанесен еще один удар во время массовых протестов, вызванных недавней заменой натуральных льгот, таких как бесплатный проезд для пенсионеров в общественном транспорте, на денежные выплаты.

Либералы считали, что эта реформа поможет поднять эффективность экономики. Однако в организационном плане реформа проводилась из рук вон плохо, что спровоцировало демонстрации протеста. Хотя власти по-прежнему нацелены на дальнейшую монетизацию льгот, они будут очень осторожны в ходе практической реализации реформы.

По мере того, как нефть кормит экономику, в Москве и в богатых полезными ископаемыми сибирских регионах появляется новый средний класс.

Однако темпы инвестирования в экономику не увеличиваются, а наоборот, замедляются. В феврале они упали до 7,8 процента, в то время как этот показатель в 2004 году составлял более 10 процентов.

Дело ЮКОСа бросило тень на инвестиционный климат в стране, бизнесмены опасаются растущего вмешательства чиновников и широко распространенного взяточничества. Отток капитала из страны, который в начале 2003 года носил отрицательное значение (впервые за несколько лет) в прошлом году опять вырос, составив 7,8 миллиарда долларов.

Даже в нефтяном и газовом секторах, где высокие цены на продукцию вроде бы должны способствовать росту капиталовложений, компании сидят на своих сундуках.

Михаил Дмитриев, научный руководитель Центра стратегических разработок - близкого к Герману Грефу мозгового центра, сказал: 'Дело ЮКОСа оказало серьезное влияние на инвестиции. А в нефтяном секторе снижение уровня инвестиций произошло даже несмотря на положительные тенденции на мировом рынке, которые должны были привести к росту капиталовложений'.

Остается лишь ждать и гадать, как долго сможет развиваться экономика без дополнительных инвестиций. Однако все признаки напряженности налицо, поскольку некоторые отрасли, в частности, энергетика, работают на пределе возможностей, а власти борются с ростом инфляции.

В декабре 2004 года рост потребительских цен в сравнении с тем же периодом 2003 года составил 11,7 процента, едва не достигнув уровня в 12 процентов, зафиксированного в конце 2003 года. Это еще не опасный показатель, но он уже является явным предупреждением о растущей нагрузке на экономику.

____________________________________________________________

Спецархив ИноСМИ.Ru

Сторонник свободного рынка: интервью с Грефом ("The Financial Times", Великобритания)

Россия: Реформаторы-рыночники и бывшие шпионы ("The Financial Times", Великобритания)

Сфера влияния России сокращается ("The Financial Times", Великобритания)