В случае политических пертурбаций Кремль щепетилен. Владимир Путин не предлагает своему отрекшемуся коллеге из Киргизии, Аскару Акаеву, политическое убежище, кричат по радио. Борис Шмелев, руководитель 'Центра сравнительных политических исследований' московского Института международных экономических и политических исследований, вчера тоже назвал сообщения на этот счет 'совершенно неверными'. Бывший самый сильный человек в Бишкеке имеет всего лишь статус 'российского гостя'.

Как и любой иностранец, имеющий необходимые документы, Акаев, объявивший вчера о своей отставке официально, имеет право на пребывание на 'своей второй родине', сказал Шмелев. С лицом, добивающимся политического убежища, например, с бежавшим олигархом Борисом Березовским, которого британское правительство защищает перед Путиным, Акаева сравнивать нельзя. 'Ему у нас статус беженца не нужен'.

Киргизы, как и украинцы, и таджики, тоже получали российские миграционные карточки. Они дают право на трудоустройство в бывших автономных республиках СССР. 'Если Акаев пожелает, то может получить также наше гражданство, - перечисляет Шмелев другие возможности. - Все зависит от него самого или от его желания вернуться в Киргизию'.

Политолог Шмелев считает само собой разумеющимся то обстоятельство, что Акаев в настоящее время проживает со всеми удобствами в предместье Москвы. 'Наше руководство имеет право на гостеприимство'. Действительно, Путин, как и его предшественник Борис Ельцин, единолично решает, кто и как долго может находиться в России. Президент СССР Михаил Горбачев был еще вынужден предпринимать какие-то меры организационного характера, когда бездомная супружеская чета Хонеккеров (Honecker) должна была неожиданно объявиться в Москве. Но теперь наступили другие времена и что касается политического гостеприимства.

Ничто не напоминает больше о красном прошлом, когда разоблаченные топ-шпионы, ведущие зарубежные деятели и, прежде всего, подрастающая интеллигенция из братских стран долгое время жили на Москва-реке. Сегодня достаточно кивка головы царя, идеология ушла в прошлое. Свита Акаева расположилась в выделенной для этого гостинице. Тоже целый отель, пусть и не такой фешенебельный, был предоставлен также для сотен армян. Великолепно живет в Москве также бывший деспот из Абхазии, грузинской провинции. Устроился бежавший из Азербайджана президентский клан. Продуман был даже вопрос о выделении резиденции для Ясира Арафата (Jassir Arafat).

Отказывает Кремль лишь только в крайне щекотливых случаях. В частности, большие проблемы были у родственников руководителя сербов Слободана Милошевича (Slobodan Milosevic) и Ирака - Саддама Хусейна (Saddam Hussein). В итоге были возмущенные опровержения 'ложных утверждений Запада'. В иных случаях действует принцип эксперта Шмелева: в целом политические двери открыты 'как выражение уважения ко всем народам, но также и к отдельным лицам'. Помимо этого некоторые наблюдатели предполагают, что если дело заходит о некоторых правителях, то помнят и об их богатых счетах. Что, быть может, объясняет другую тенденцию: бедным современникам опять приходится иметь дело с советским планом. Он кардинально ограничивает право поселения в Москве. В отличие от Акаева миллионы россиян ждут десятилетия, а зачастую всю жизнь, чтобы иметь право на длительное проживание в городе.