10 апреля 2005 года. Хотя Москву нельзя назвать первым выбором всякого, кто хочет приобрести недвижимость, после годичного проживания здесь эта идея постепенно начала проникать в мой мозг. Некоторые из моих друзей и коллег сделали такой рискованный шаг, и их энтузиазм оказался заразительным.

Заклинание редко варьирует: "За свои деньги столько получаешь! Цены обязательно удвоятся через 10 лет! Тебя больше не будут эксплуатировать нечестные домохозяева, требуя более высокую арендную плату за апартаменты в советском стиле, нередко заселенные тараканами". Я нашел то, что мне понравилось: большую квартиру с тремя спальнями в жилом массиве Art Deco, с видом на весь город. Я в нее влюбился, особенно после того, как понял, что ее стартовая цена примерно такая же, какую я выручил от продажи моей тесной квартирки с одной спальней в лондонском районе NW3. Из той квартиры тоже открывался вид: к сожалению, это была покрытая рисунками граффити автобусная остановка, неизменно со всеми разбитыми витринами.

Московские власти, кажется, не ценят старых зданий так, как ценят их британцы, даже несмотря на то, что качество дореволюционного строительства куда выше, чем в лишенных своей души высотных жилых домах, которые приходят им на смену. Рассказывают леденящие душу истории об иностранцах, которые сегодня покупают дома своей мечты, чтобы назавтра узнать, что эти дома предназначены на снос (пусть и с выплатой некоторой компенсации).

Однако у русских есть поговорка "Кто не рискует, тот не пьет шампанского". Я решил заняться покупкой квартиры, пытаясь помнить в первую очередь о глотке шампанского, а не о вполне возможном появлении подъемного крана с ядром для разрушения зданий.

Если не говорить о пыли, которую вздымают на строительных площадках, Москва весной выглядит великолепно, что хорошо помнят организаторы заявки российской столицы на Олимпиаду-2012. "Представьте это сейчас!" написано на одном плакате. После того как Москва приняла у себя Олимпиаду-1980, город все еще сохраняет значительную часть необходимой инфраструктуры, а местные жители - фанаты спорта.

Однако имеется одна большая проблема: тень организованной преступности и чеченского терроризма. Как выразился один мой приятель: "Кто будет проводить Олимпийские игры там, где метро является мишенью для нападений террористов, а террористы-смертники могут взрывать самолеты?" Когда здесь недавно находились члены Международного олимпийского комитета, бывший заместитель премьер-министра Анатолий Чубайс едва избежал покушения на свою жизнь в столице.

У Москвы есть много такого, что привлекает туристов. Вот если бы только ее мэр, Юрий Лужков, не казался таким преисполненным решимости как можно скорее стереть былое наследие города, вместо того чтобы принимать меры к его сохранению.

Быть может, это совпадение, но жена г-на Лужкова, Елена Батурина, занимает важное место в строительной индустрии. Ей принадлежит одна из крупнейших в России цементных и строительных компаний. Это обстоятельство должно предопределять градостроительную политику ее мужа "Давайте все сносить и строить нечто более крупное и высокое" как достаточно хорошую для ее бизнеса, хотя она отрицает, что способна оказывать влияние подобного рода на своего супруга, с которым живет 14 лет.

Впрочем, это, кажется, не вредит ее банковскому счету. Уже сегодня единственная женщина-миллиардер среди безмерно богатых российских олигархов, г-жа Батурина, как недавно сообщалось, продала треть своего бизнеса за 800 млн. долл. США, в результате чего ее состояние стало оцениваться в 2,1 млрд. долл. Не удивительно, что ее муж так заинтересован в бульдозерах.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.