ВАШИНГТОН, округ Колумбия, 20 апреля (ЮПИ) - 27 апреля ожидается официальное оглашение российскими властями вердикта по делу нефтяного магната Михаила Ходорковского. За последние годы в России, пожалуй, не было уголовного дела, за которым следили бы с таким вниманием. Большинство аналитиков склоняется к тому, что суд вынесет решение о виновности подсудимого.

Однако даже в прошлый понедельник, когда мультимиллионер уже произносил свое последнее слово, международная команда его адвокатов не прекратила делать все возможное для того, чтобы процесс вышел за пределы страны. Адвокаты предупреждали руководство других российских компаний, что с ними может случиться то же самое, что и с сорокадвухлетним олигархом.

Бывшего главу крупнейшей нефтяной компании "ЮКОС" обвиняют в совершении так называемых 'беловоротничковых' преступлений - уклонения от уплаты налогов, мошенничества и прочего. С октября 2003 года, когда некогда самый богатый человек России был арестован, его содержат под стражей. Даже в самый последний день своего десятимесячного судебного процесса он остался непреклонен и по-прежнему настаивал на своей невиновности.

- Я горжусь работой, которую я проделал за последние пятнадцать лет, - сказал он в московском суде, - я не разваливал ни Советский Союз, ни советскую промышленность: всем известно, что я не виновен в преступлениях, в которых меня обвиняют. Поэтому я не собираюсь просить о снисхождении. Для меня и моей страны будет оскорблением, если прямой и открытый обман суда общественным прокурором будет считаться законным.

Так же, как и он сам, о его невиновности твердо говорят его адвокаты - они утверждают, что ни одно из уголовных обвинений против Ходорковского так и не было доказано, несмотря на то, что доказательства его вины вся государственная машина не перестает искать уже два года. И все же даже самим адвокатам обвиняемого кажется, что их подзащитного признают виновным и назначат ему долгий срок заключения - до десяти лет тяжелого труда (в тексте - hard labor. Вероятно, имеется в виду строгий режим - прим. перев.) в российской тюрьме.

Как бы ни странно это прозвучало, когда Ходорковского арестовывали, то, несмотря на агрессивный способ его задержания, как в самой России, так и за ее пределами практически никто не выражал несогласия с доводами Кремля против него. Человека, состояние которого на вершине его финансового благополучия составляло 15 миллиардов долларов, все изначально считали виновным.

Уже тогда многих беспокоили причины его ареста - российские власти явно стремились умерить политические амбиции Ходорковского, который незадолго до своего ареста начал финансировать оппозиционные политические партии, в том числе коммунистическую, и приобрел права на выпуск газеты 'Московские новости'. Некоторым аналитикам, среди которых и Альфред Рубин (Alfred Rubin), профессор международного права в бостонском Университете Тафтс (Tufts University), кажется, что в этом деле не обошлось и без антисемитской подоплеки.

Кстати, именно потому, что определенные аналитики обращают внимание на политическую мотивацию российского правительства, упорно не желающего выпустить Ходорковского из заключения, к вложениям денег на российском рынке, они относятся осторожно, хотя и в целом оптимистично, хотя и здесь стратегия скорее избирательная. По словам сотрудницы одной из вашингтонских юридических фирм, близкой к "ЮКОСу", на российском рынке еще остается несколько хороших возможностей для вложения денег, хотя рынки уже не так открыты, как раньше, особенно в таких стратегически важных областях, как разработка природных ресурсов. Прибыль могут дать инвестиции 'в московскую недвижимость, в компьютеры, в переработку пищевых продуктов [и другие отрасли, в которых нет такого столкновения интересов]'.

С другой стороны, оговаривается она, в России важна возможность быстро выдернуть свои деньги из бизнеса, если дела начинают идти не туда, куда нужно, так что в свете дела "ЮКОСа" компаниям, собирающимся заключать партнерские отношения с местными предприятиями, чтобы пустить корни в России, необходимо более внимательно следить за практикой отношений между правительством и бизнесом. Это подтверждает и Институт международных финансов (Institute for International Finance), учрежденный крупнейшими инвестиционными банками мира. В своем мартовском заявлении институт предупреждает, что приток частного капитала в Россию в этом году ждет 'значительное сокращение вследствие того обеспокоенности за состояние инвестиционного климата и охрану прав частной собственности'.

Именно на этом - растущем за границей беспокойстве по поводу соблюдения законности и практики корпоративного управления - и пытаются сделать акцент адвокаты Михаила Ходорковского.

- Не хочется травмировать Россию, и не хочется как-то иначе огульно предупреждать инвесторов, чтобы они держались подальше от российского рынка, но вложение денег в эту страну - большой риск, - считает Сэнфорд Саундерс (Sanford Saunders), один из учредителей адвокатской фирмы Greenberg Traurig.

Успех Ходорковского основывался на том, что он смог продвинуться и в политике, и в экономике, пока в России шли смутные времена, и страна пыталась как-то разобраться с осколками Советского Союза. В 1987 году он основал банк 'Менатеп', которому удалось по низким ценам ухватить пакеты государственных предприятий, которые в начале 90-х годов выставляли на приватизацию. Тогда и был куплен энергетический гигант "ЮКОС". За него на государственном аукционе был заплачено 350 миллионов долларов. В декабре же 2004 года, через год после ареста Ходорковского, государство продало 'Юганскнефтегаз', главное добывающее предприятие в составе "ЮКОСа", уже за 9,35 миллиарда долларов. Аналитики предсказывают, что таким же образом вскоре будут проданы и другие дочерние предприятия компании, а акции "ЮКОСа", принадлежащие самому Ходорковскому, будут конфискованы государством.

Защита бывшего хозяина "ЮКОСа" старается поменьше говорить о финансовых потерях Ходорковского. В основном ее усилия сосредоточены на том, что, во-первых, с их клиентом обращались несправедливо, и, во-вторых, обвинение так и не смогло убедительно доказать его вину. Такая стратегия уже помогла им найти поддержку опальному нефтяному королю в самых, казалось бы, неожиданных местах - от тех же международных правозащитных организаций, которые вообще-то гораздо охотнее приходят на помощь политическим диссидентам, чем бизнесменам, обвиняемым в хищениях и неуплате налогов.

- Арест и уголовное преследование Михаила Ходорковского необходимо рассматривать в четком политическом контексте, - говорится в апрельском заявлении Amnesty International, - право на справедливый суд и право не подвергаться жестокому, негуманному и оскорбительному обращению и наказанию - это основные права человека.

Также в заявлении этой правозащитной организации указывалось, что дело Ходорковского вновь заставляет обратить внимание на 'более глубокие проблемы в системе уголовного судопроизводства Российской Федерации, относящиеся к независимости судебных органов, возможности обвиняемого обеспечить себе нормальную защиту, условий содержания под стражей и применения пыток и жестокого обращения с целью получения признательных показаний.

После оглашения вердикта московского суда адвокаты Ходорковского, скорее всего, подадут апелляцию в Верховный Суд, а затем и в Конституционный Суд России, являющийся высшим арбитром в стране. После этого, по словам одного из адвокатов Ходорковского, учредителя фирмы Greenberg Traurig Джона Паппалардо (John Pappalardo), дело может быть передано в Европейский суд по правам человека.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.