У России есть проблема: ее президент Владимир Путин выступает с умными речами, обещает правовую безопасность и демократию. Но реальные действия российского правительства превращают всегда все в свою вопиющую противоположность. Поэтому возникает много вопросов: кто, собственно, правит в России? Как Путин может говорить, что он, мол, направил в правительство документ, связанный с сокращением сроков амнистии по сделкам приватизации, но не получил никакого ответа?

Нет никаких сомнений, что иметь у власти в Кремле избранного президента со всеми его ошибочными убеждениями все же лучше, чем хунту, решения которой были вообще непредсказуемыми. Но с учетом расхождений между словами и делами Путина эта разница становится все меньше.

То, что взгляды Путина являются частично совершенно абсурдными, показало его вчерашнее послание Федеральному Собранию. Ведь бывший агент КГБ действительно назвал падение советского несправедливого режима 'крупнейшей геополитической катастрофой столетия'. И почти тут же Путин хвалит свой путь к демократии. Но куда он ведет, совершенно непонятно и на шестом году его правления. Поскольку в политической практике Путина всякий может найти то, что нравится именно ему.

Это неизбежно приводит к дефициту правовой безопасности. А это, в свою очередь, вредит инвестиционному климату, вселяет неуверенность в предпринимателей. Глава Кремля должен, наконец, четко объяснить, куда он, собственно, собирается вести свою страну. И обосновать это он должен также своими кадровыми решениями. Прежде всего, назначением нового премьер-министра.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.