28 апреля 2005 года. Владимир Путин на этой неделе выступил со странной речью, в которой он назвал крах Советского Союза "величайшей геополитической катастрофой века" и сказал, что "эпидемия краха распространилась собственно на Россию".

Самое печальное в том, что он наполовину прав.

Большинство из нас испытывает удовлетворение в связи с крахом коммунизма, но фраза "эпидемия краха" является неплохим описанием для того процесса, который в данный момент переживает российское общество. Можно в самом общем плане представить этот крах через феноменальное сокращение численности населения страны. Согласно прогнозам Организации Объединенных Наций (ООН), население России сократится с примерно 146 миллионов в 2000 году до примерно 104 миллионов - в 2050 году. Россия по численности населения переместится с 6-го на 17-е место в мире.

Сокращение численности населения объясняется рядом причин. Первой среди них нужно назвать кризис в российской семье и падение рождаемости. Согласно российской официальной статистике, в период между 1981 и 2001 годами количество свадеб в России уменьшилось на треть, а количество разводов увеличилось на треть. Как отметил недавно в одном из последних номеров бюллетеня "The Public Interest" Николас Эберштадт (Nicholas Eberstadt) из Института американского предпринимательства (American Enterprise Institute), в России сегодня на каждые три свадьбы приходятся четыре развода - поразительный темп распада семей.

Когда разрушился советский режим, рождаемость в России упала с 2,19 детей на каждую женщину в 1986-87 гг. до 1,17 - в 1999 г. К настоящему времени уровень рождаемости несколько поднялся, но далеко не достигает уровня восполнения численности населения. По данным Эберштадта, в России в настоящее время на каждые 100 рождений приходятся около 160 смертей.

Более шокирующей причиной сокращения численности населения России является то, что люди стали умирать в более молодом возрасте. Состояние здоровья сегодняшних россиян куда хуже, чем было у их дедушек и бабушек в 1960 году. За три последних десятилетия смертность в России выросла на 40%. Ожидаемая продолжительность жизни россиян сегодня приближается к показателям для Республики Бангладеш и стала ниже, чем в Индии.

Российская система здравоохранения лежит в руинах. Риск умереть насильственной смертью для мужчин в России в 9 раз выше, чем для мужчин в Израиле. Отмечается лавинообразный рост сердечных приступов и апоплексических ударов по причине курения, увеличения потребления водки и других пагубных для жизни привычек. Эпидемия ВИЧ-инфекции/СПИДа пока еще не нашла должного отражения в официальной статистике. По российским данным, в 2000 году 20-летний россиянин имел всего 46-процентную вероятность дожить до 65-летнего возраста. (В Америке 20-летние имели примерно 80-процентную вероятность.)

Короче, то, что мы наблюдаем, это страна с ядерным оружием, которая переживает замедленный вариант того, что в средние века именовалось Черной Смертью. Возможно, нам следует быть благодарными за то, что политическая и экономическая ситуация в этой стране не хуже, чем она есть.

Ибо, если хотите, парадокс России состоит в том, что, хотя жизнь в этой стране становится невыносимой во многих отношениях, ее экономика растет внушительными темпами. Оглядываясь назад, мы можем различить определенный рисунок, который можно было бы назвать синдромом посттоталитарного стресса (Post-Totalitarian Stress Syndrome).

Когда тоталитарные режимы устанавливают свой контроль над страной, они разрушают связи гражданского доверия и нормальные модели социального сцепления. Они правят с помощью страха, и общественная жизнь становится зверской. Они извращают общественную и личную мораль.

Когда эти тоталитарные режимы рушатся, различные слои общества восстанавливаются неодинаковыми темпами. Некоторые предприимчивые люди используют экономическое восстановление, и результатом их усилий становится рост экономики.

Но личная мораль, привычки самоконтроля и социальная основа требуют для своего восстановления гораздо большего времени. И тогда мы получаем нации, в которых высокие темпы роста экономики и подспудно увеличивающаяся военная мощь маскируют глубокий социальный хаос.

Именно это мы и наблюдаем в России. Наверное, то же самое было бы в Ираке даже в случае, если бы восстание в этой стране удалось подавить. И, что пугает более всего, вполне возможно, мы это увидим в Китае в предстоящие десятилетия.

На первый взгляд, Китай производит куда более сильное впечатление, чем Россия. Но это также страна, которой какое-то время предстоит жить с последствиями тоталитаризма. Благодаря политике "одна семья - один ребенок" в Китае сотни миллионов пожилых людей останутся без родных, на которых они могли бы опереться. Благодаря все той же политике и склонности к младенцам мужского пола, появятся десятки миллионов одиноких мужчин без всяких перспектив завести семью, лишенных каких-либо цивилизующих влияний и не имеющих ничего, что помешало бы им собираться в преступные банды насильников.

В определенный момент лица, жаждущие власти, находят способ использовать социальные невзгоды в собственных интересах. В какой-то момент внутренний социальный хаос начинает приобретать международные последствия. Пристегните ремни. Вполне возможно, что впереди нас ожидает ухабистая дорога.

____________________________________________________________

Избранные сочинения Дэвида Брукса на ИноСМИ.Ru

Культ смерти ("The New York Times", США)

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.