Экономический советник президента Путина Андрей Илларионов прорывает официальное молчание по делу ЮКОСа. По его словам, дело и арест нефтяного магната Ходорковского - политико-экономическая неудача, они подали ошибочный сигнал.

За окнами громко звучат патриотические марши. Армия готовится на Красной площади к большому параду по случаю годовщины окончания войны. Внутри, за кремлевскими стенами, в кабинете, переполненном стопами книг и газетными статьями, - человек с лукавой улыбкой на лице, занятый статистикой, ему за сорок. 'В Министерстве обороны, видимо, думают, что мы все равно не работаем', - объясняет Андрей Илларионов, неподкупный человек, которого побаиваются за его проницательные аналитические материалы многие деятели из Кремля, но он же - и осмеянный советник по экономическим вопросам российского президента Владимира Путина. И все же патриотическое окружение не мешает Илларионову трудиться и вечером, в 21 час.

Инвесторы извлекли неприятный урок

Илларионов начертил график изменения курса акций концерна ЮКОС, павшего жертвой атаки государства, и его конкурентов - компаний 'Сургутнефтегаз' и 'Лукойл', считающихся близкими к государству, в сравнении с колебаниями российского индекса РТС. Если в 2001 году и в первой половине 2002 года курс ценных бумаг ЮКОСа повысился на 100% больше, чем находящийся тоже на подъеме индекс РТС, то курс акций двух других концернов менялся незначительно. Однако иной стала картина в последние полтора года: акции ЮКОСа обесценились более чем на 95%, в то время как бумаги 'Лукойла' и 'Сургутнефтегаза' подорожали на 40-60 процентов. 'Смотрите, здесь мы видим, что уготовило нам отвратительное дело ЮКОСа, - говорит, почти торжествуя, Илларионов. - Инвесторы уже научены: если твой бизнес в России продуктивен, эффективен и прозрачен, - значит, тебя оштрафуют. Если ты неэффективен, непрозрачен и коррумпирован, то это самый лучший вариант поведения'. Так, теперь инвесторы делают ставку на государственные, неэффективные концерны. Среди предпринимателей господствует атмосфера страха, поскольку так просто забыть дело ЮКОСа они не в состоянии. Соответственно индекс РТС развивался в последние два года на треть хуже, чем нефтяной субиндекс Dow Jones, в то время как в 2001-2002 года, как показывает график Илларионова, РТС был на 200% выше.

Воровство, санкционированное государством

После того, как эти размышления были изложены в закрытом кругу, Илларионов теперь не останавливается перед тем, чтобы донести их до общественности. В беседе с корреспондентом NZZ он назвал фактическую национализацию важнейшей добывающей компании ЮКОСа 'Юганскнефтегаз' воровством, санкционированным государством. Пока, по его словам, никто не смог представить ему какие-либо убедительные документы, согласно которым у собственника можно было бы отобрать компанию на законных основаниях. Если государство не хочет потерять доверие к себе, то оно обязано ЮКОС вернуть. Все остальное лишь свидетельствует о том, о чем идет речь в этой игре для людей, участвующих в ней. Это может вылиться в бесконечную борьбу за новый передел собственности и за коррупционные доходы. Но Россия, тем самым, встает на политико-экономический курс Венесуэлы, где национализация сырьевой отрасли привела к тому, что общество погрязло в болоте коррупции, пустившись на 'поиски политической ренты'. России грозит судьба латиноамериканской страны, где реальный внутренний валовой продукт на душу населения сегодня на 30% меньше, чем полстолетия назад, когда Венесуэла приступала к национализации нефтяной промышленности.

'Венесуэлизация' России

Серьезной ошибкой Илларионов считает также арест за махинации с налогами нефтяного магната Михаила Ходорковского и его финансиста Платона Лебедева. Он не считает Ходорковского ангелом. Однако когда в стране, где есть (полу)государственные концерны, платящие значительно меньшие налоги, чем ЮКОС, а самому современному нефтяному концерну предъявляют требования о доплате налогов в размере, превосходящем весь его оборот, то это имеет мало что общего с насаждением законности и справедливости. Помимо этого действия против ЮКОСа и его собственников были абсолютным произволом. Такого не может позволять себе государство, заинтересованное в создании привлекательных экономических рамочных условий, поскольку оно теряет доверие, преследуя интересы исключительно одной стороны. Кстати, в цивилизованных странах действует принцип "in dubio pro reo". В сомнительных случаях лучше освободить провинившегося, чем заточить невиновного, поскольку, по его мнению, Ходорковского и Лебедева надо было давно освободить. Но дело ЮКОСа подает абсолютно неверный сигнал не только инвесторам, но и продолжающей расти армии чиновников. Уже сегодня можно делать вывод, что чиновники в регионах пытались найти своих собственных миниолигархов, чтобы преподать им урок на делах, связанных со своими мини-ЮКОСами. 'Венесуэлизация' России не только угроза, она становится уже реальностью.

Иностранцы ускоряют прогресс

Илларионов активно занимается вопросом, как нефтедобывающие государства должны распорядиться своим неожиданным богатством, чтобы не повторить судьбу Венесуэлы. При этом он приходит к выводу, что падения темпов роста можно не допустить в том случае, когда с помощью таких мер, как постоянное наращивание стабилизационного фонда, и большого профицита бюджета, можно уходить от сильной реальной ревальвации валюты. Но нефтедобывающие страны должны, прежде всего, уйти от искушения национализации нефтяного сектора. Сравнение России с такими государствами, как Узбекистан, Казахстан и Азербайджан, показывает, что больше всего процветают те государства, где большую роль в добыче сырья играли иностранные концерны. Поэтому России Илларионов рекомендует полностью приватизировать нефтяной, а также скорее демонополизировать газовый сектор и передать его в частные руки. В кровных интересах России снять все ограничения для иностранных инвесторов. Наконец, Илларионов выступает с точки зрения интересов эффективности и конкуренции за то, чтобы устранить все препятствия для частных инвесторов в деле использования транспортной и трубопроводной систем, которые сегодня все еще находятся под государственным контролем. На вопрос, не разочаровывает ли его и не лишает ли его мужества, когда приходится видеть, как российское правительство делает прямо противоположное тому, что он предлагает, главный советник Путина отвечать не захотел.

А на возражение, что, мол, не лучше ли советнику, к которому не прислушиваются, уйти в оппозицию, он отвечает улыбкой. Но то, что в России в настоящее время напряженные времена, - он подтверждает. Подтверждает и то, что взял на себя обязательство помогать советами президенту только после долгих раздумий. Однако ответственность за экономическую политику в России несет правительство. Если президент будет сам вмешиваться во все дела министерств, то это приведет к большим неприятностям. Задача Путина, по его словам, состоит в том, чтобы намечать направления, а в случае сомнений играть роль третейского судьи. Пока не желает говорить лояльный Илларионов и относительно авторитета президента, заданные направления которого не выдерживаются.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.