Западные руководители нефтяных компаний пристально следили за тем, как бывший генеральный директор ЮКОСа Михаил Ходорковский получал удары по лицу во время долгого процесса по обвинению магната в мошенничестве и уклонении от уплаты налогов. Но они уверили себя в том, что произошедшее с ЮКОСом - расчленение - никогда не может случиться с их собственными компаниями. Это так, но поскольку все ждут, что в середине мая Ходорковскому будет вынесен обвинительный приговор, похоже на то, что представителям Большой Нефти следует больше опасаться Кремля, чем они себе представляли.

В середине апреля Кремль нанес удар по совместному с Россией предприятию British Petroleum, уведомив компанию о том, что она имеет налоговую задолженность на почти 1 миллиард долларов. Сейчас близкие к этой отрасли люди гадают, кто станет следующим. 'Люди определенно обеспокоены действиями налоговых органов', - говорит работающий в Москве юрист Лора Брэнк, которая представляла интересы российских нефтяных гигантов Транснефть и Роснефть, а также компаний General Motors и Citibank.

Хотя сам Путин публично заявил в конце апреля, что 'налоговые органы не должны терроризировать бизнес', это не уменьшило волнение. 'Путин также говорил, что Кремль не хочет банкротства ЮКОСа, но посмотрите, к чему мы сегодня пришли', - говорит Джулия Нанай, старший управляющий консалтинговой фирмы PFC Energy. Руководители British Petroleum утверждают, что им нечего бояться в связи с уведомлением налоговых органов. Они отмечают, что этот иск - за 2001 год, а British Petroleum приобрела 50% акций ТНК у трех олигархов за 7 миллиардов долларов двумя годами позже. Кроме того, по заявлению главы компании Джона Брауна, в соответствии с условиями сделки это трио магнатов освободило британский энергетический гигант от ответственности за удовлетворение любых налоговых исков, относящихся к периоду до появления на сцене ВР.

Сразу после встречи в Москве с Путиным Браун заявил корреспонденту журнала 'FORTUNE': 'Мы с таким же оптимизмом рассматриваем Россию, как и в момент заключения данной сделки'. Что касается налогового уведомления, Браун заявляет, что он этому не удивляется: 'Я не знаю ни одной компании, которая не получала бы уведомлений о налоговой задолженности за неоплаченные годы. Это нормальный процесс ведения бизнеса, и необходимо пройти через это вместе с налоговыми органами, чтобы найти приемлемый уровень урегулирования спора'.

На встрече в Кремле, состоявшейся в изумительном по своей красоте парадном зале царской эпохи, по словам руководителя British Petroleum, Путин 'выразил огромную поддержку совместному предприятию TNK-BP, вспомнил его историю и настроил нас на дальнейшее расширение его деятельности'. Со времени создания этого совместного предприятия объединенная компания выплатила государству в виде налогов 11 миллиардов долларов, и Браун в этой связи заявляет, что не беспокоится насчет возникновения дополнительных исков за данный период. 'Мы читали, перечитывали и еще раз читали налоговое законодательство, и мы строго консервативно соблюдаем его положения', - сказал Браун.

Браун, может быть, и прав насчет финансовых обязательств British Petroleum, но его российские партнеры могут столкнуться с новыми налоговыми исками. Среди примечаний объявления ТНК о новой эмиссии ценных бумаг, опубликованного в феврале 2003 года, есть некоторые намеки на то, как Тюменская Нефтяная Компания использовала легальные на тот период налоговые оазисы для компаний, зарегистрированных в особых зонах экономического развития России, для снижения уровня налогообложения. Так, в 2001 году 'теоретический' размер налогов ТНК был срезан на 250 миллионов долларов, в 2000 году - на 378 миллионов долларов, а в 1999 году на 86 миллионов долларов. Позже эти налоговые лазейки были прикрыты Кремлем, говорит аналитик из Фонда 'Наследие' Денис Бланк. 'Такие налоговые убежища не были в полном смысле слова незаконными, но компании злоупотребляли ими', - заявляет Бланк.

Даже если налоговые иски будут быстро урегулированы, западные нефтяные компании могут столкнуться с еще большими проблемами. Дума рассматривает в настоящее время закон, который намного затруднит ведение нероссийскими компаниями разведки на новых перспективных нефтяных месторождениях. В связи с этим осуществленные недавно компанией ConocoPhillips инвестиции на сумму в 2,6 миллиарда долларов в российский Лукойл выглядят достаточно рискованными. Exxon Mobil, например, может скоро потерять свою лицензию на разработку новых участков вокруг дальневосточного Сахалина, а российские конкуренты уже выстраиваются в очередь, чтобы выхватить перспективный проект. 'Безусловно, двери начинают закрываться', - говорит аналитик из Sanford Bernstein Нил Макмахон. Это особенно чувствительная потеря для Royal Dutch/Shell, Exxon Mobil, и ChevronTexaco, которые отчаянно пытаются увеличить добычу нефти, но уже оказались за воротами нефтедобывающего бизнеса в Кувейте и Мексике, где доминирует государственный сектор.

В накладе останутся не только западные компании. Инвестиции западных транснациональных компаний и ЮКОС помогли России увеличить объем добычи нефти с 1999 по 2004 год на 50 процентов. Доходы от продажи этого объема помогли заполнить кремлевские денежные сундуки, а реализованная нефть пошла на пользу нуждающимся потребителям всего мира. С падением ЮКОСа и похолоданием инвестиционного климата для иностранных компаний с сентября 2004 года добыча нефти в России снизилась на 172 000 баррелей. Добывая почти 9 миллионов баррелей в день, Россия по-прежнему качает больше нефти, чем любая другая страна, за исключением Саудовской Аравии. Однако Ларри Гольдштейн из Petroleum Industry Research отмечает, что тенденция сегодня движется в неправильном направлении. 'В этой ситуации, - говорит он, - не выиграет никто. Даже русские'.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.