Придворная журналистика, коррупция и цензура: Всемирный день свободы печати, отмечавшийся 3 мая, каждый год напоминает всему миру о проблемах, существующих в журналистике. Их в России президента Владимира Путина все еще хватает и спустя десятилетие после распада Советского Союза. Организация 'Репортеры без границ' называет Путина 'самым большим врагом свободы печати'.

В прошлом году Россия заняла в списке, в котором неправительственная организация оценивает положение дел со свободой прессы в 165 странах, 140 место. 'Почему вы всегда пишите плохо о нашей стране?' - спрашивают часто Робина Мунро (Robin Munro), главного редактора St. Petersburg Times, российские читатели. Для новозеландца это является доказательством того, что в России журналистика 'может и должна быть менее критичной'. Городская газета, основанная в 1992 году и выходящая два раза в неделю на английском языке, от критики отказываться не желает. Быть осторожными не выгодно, считает Робин Мунро. 'Если нас захотят закрыть, то это можно сделать, что бы мы ни писали'. Проблема в том, чтобы правительство Путина не использовало газету в качестве фигового листа. Пока выходят такие газеты, как St. Petersburg Times, правительство может говорить: 'Смотрите, мы разрешаем даже такие газеты'.

Большое влияние правительствa

Мунро знает, что журналистам в России приходится преодолевать многочисленные препоны. Большая проблема, говорит он, заключается в том, что 'без государства не обходится нигде'. Трудно получать комментарии. Люди боятся потерять работу. Государственные учреждения от комментариев отказываются и не выделяют подходящих собеседников. Другая проблема - финансирование. Практически ни одна российская газета не обходится без спонсора из сферы экономики, оказывающего влияние на содержание публикуемых материалов.

Заказная журналистика как проблема

'Российские главные редакторы - диктаторы', - говорит Максим Дынников, редактор санкт-петербургской бульварной газеты 'Смена'. Они даже решают вопросы об оплате своих сотрудников, и каждый месяц по-новому. По трудовому договору этому 28-летнему молодому человеку гарантируется зарплата всего в размере 13 евро в месяц. Поэтому многие российские журналисты не могут избавиться от искушения готовить так называемые заказные материалы. Они пишут по заказу фирм или частных лиц - за деньги. Материалы затем публикуются без соответствующей ссылки. 'Это обычное дело во многих газетах', - говорит Дынников. Иногда об этом знает и главный редактор и требует свою долю. 'Самой эффективной инстанцией цензуры' являются, согласно Дынникову, главные редакторы. Редактору 'Смены' часто приходилось сталкиваться, когда статьи изменяли или вообще не печатали. 'Затем начинается самоцензура'. Несмотря на это, высказываться по поводу обвинений в адрес российской журналистики редактор, прошедший также практику в Германии, отказался. 'Для моего профессионального будущего это не играет никакой роли'.

Цензура как дело привычки

Журналистка Наташа Подшивалова выражает свои чувства открыто: 'Меня бесит, когда я слышу эту критику', - говорит 27-летняя женщина, являющаяся доцентом петербургского факультета журналистики. Конкурс желающих поступить на него большой, - 'несмотря на финансовые трудности'. О проблемах, с которыми приходится сталкиваться российским журналистам, на факультете в Санкт-Петербурге 'практически не рассказывают'. К цензуре Подшивалова давно привыкла. Журналистка убеждена, что 'любая информация рано или поздно все равно всплывает'. Тому, кто клеймит ее позором за недостаток свободы печати в России, Наташа Подшивалова напоминает о советской диктатуре. По сравнению с прежними временами, многое для журналистов стало лучше, считает она: 'Нас, по крайней мере, не убивают'.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.